Принуждение является одним из наиболее очевидных показателей властной деятельности и заключается в воздействии на субъектов социальных отношений для достижения целей, которые стоят перед институтом власти, в виде личных, имущественных или организационных ограничений (лишений), создания иных неблагоприятных последствий в случае неподчинения социального субъекта решениям института власти. Принуждение присуще любой социальной власти, однако общепризнано, что только публичная власть обладает монополией на публичное принуждение. Принуждение не обладает самоценностью и должно рассматриваться как способ обеспечения определенных целей, соблюдения запретов и исполнения обязанностей.

Специфика правового статуса кредитных организаций состоит в том, что они действуют одновременно в нескольких правовых режимах, являются субъектами ряда правоотношений одновременно. Соответственно, принуждение к кредитной организации может применяться в зависимости от тех правоотношений, субъектом которых в данный момент является кредитная организация. В частности, к кредитным организациям могут применяться меры как к налогоплательщикам, как субъектам правоотношений с участием потребителей услуг, как субъектам отношений, связанных с защитой конкуренции, как субъектам правоотношений по охране персональных данных и пр. Особое значение имеют меры принуждения, которые применяются при осуществлении банковского надзора Банком России.

Меры принуждения, применяемые Банком России, можно определить как способы воздействия на кредитные организации, их руководителей и (или) учредителей (участников), а также в ряде случаев на иных лиц, связанные с частичным ограничением прав и свобод конкретных лиц.

Меры принуждения, применяемые Банком России к кредитным организациям, различаются прежде всего в зависимости от задач и функций, осуществляемых Банком России. Задачи, стоящие перед Банком России, определены Законом о Банке России и непосредственно вытекают из конституционной цели деятельности - защиты и укрепления устойчивости рубля. Поэтому меры принуждения, используемые Банком России для предупреждения нестабильного финансового состояния, могут быть дифференцированы на меры принуждения, применяемые:

  1. в связи с осуществлением Банком России денежно-кредитной политики;
  2. в связи с осуществлением задачи обеспечения устойчивого развития банковской системы;
  3. в рамках надзора за платежными системами.

При осуществлении задачи обеспечения стабильности банковской системы Банк России в зависимости от функции может применять меры принуждения:

  1. при реализации функции лицензирования деятельности кредитных организаций;
  2. при реализации функции органа, осуществляющего государственную регистрацию кредитных организаций, а также государственную регистрацию выпусков эмиссионных ценных бумаг;
  3. при осуществлении функций органа банковского надзора;
  4. при реализации полномочий субъекта системы обязательного страхования вкладов граждан;
  5. при реализации функции контроля за деятельностью кредитных организаций в сфере противодействия отмыванию (легализации) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В зависимости от стадии банковского надзора меры принуждения могут быть дифференцированы на меры, применяемые:

  1. на стадии предварительного надзора, т.е. при принятии решения о государственной регистрации кредитной организации и при выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций;
  2. на стадии текущего надзора, в том числе меры, применяемые к т.н. проблемным банкам (банкам, находящимся в процессе реструктуризации или санации);
  3. на стадии после отзыва у кредитных организаций лицензии на осуществлении банковских операций.

В зависимости от субъекта правоотношений, на которые воздействует Банк России, меры принуждения различаются как:

  1. меры принуждения к кредитным организациям;
  2. меры принуждения к лицам, которые претендуют на занятие руководящих должностей в кредитной организации (в смысле ст. 11.1 Закона о банках);
  3. меры принуждения, применяемые к лицам, стремящимся стать учредителями кредитной организации либо прямо или косвенно приобрести крупные пакеты акций (долей участия) кредитных организаций.

В зависимости от объекта воздействия меры принуждения могут быть дифференцированы:

  1. на имущественные, т.е. предполагающие временное или постоянное изъятие средств кредитной организации (взыскание недовзноса обязательных резервов, штраф);
  2. на личностные, ориентированные на ограничение прав кредитной организации, а в некоторых случаях - лиц, которые стремятся стать или являются руководителями кредитной организации, ее учредителями (участниками).

В зависимости от оснований применения среди мер принуждения, применяемых Банком России, могут быть выделены меры:

  1. являющиеся реакцией на правонарушение (нарушение требований федеральных законов и нормативных актов Банка России);
  2. являющиеся реакцией на особые ситуации, в которых оказывается конкретная кредитная организация и (или) банковская система в целом.

Меры принуждения могут отличаться в зависимости от федерального закона, которым предусмотрены основания и виды соответствующих мер.

Наконец, в зависимости от правовой природы меры принуждения, применяемые Банком России, могут быть дифференцированы на:

  1. меры юридической (в данном случае - административной) ответственности;
  2. меры предупреждения;
  3. меры пресечения;
  4. меры защиты права, включающие правовосстановительные меры.

Меры принуждения, применяемые в связи с осуществлением денежно-кредитной политики.

При осуществлении единой государственной денежно-кредитной политики Банк России использует инструменты и методы денежно-кредитной политики, перечень которых определен ст. 35 Закона о Банке России.

Большинство указанных инструментов представляют собой т.н. экономические методы регулирования, однако три инструмента предполагают административно-властные ограничения деятельности кредитных организаций. К ним относятся взыскание недовзноса за нарушение норматива обязательных резервов, штраф в случае недовзноса и прямые количественные ограничения.

Обратим внимание, что все три меры по своей правовой природе являются различными мерами: штраф - мерой юридической ответственности, наказанием; взыскание недовзноса - правовосстановительной мерой; введение прямых количественных ограничений - мерой предупреждения.

Меры принуждения, применяемые в связи с осуществлением задачи обеспечения устойчивого развития банковской системы.

Меры принуждения на этапе предварительного надзора. В соответствии со ст. 4 (п. 8), ст. ст. 59 - 61 Закона о Банке России, ст. ст. 12 - 18 Закона о банках Банк России является органом, принимающим решения о государственной регистрации кредитных организаций и лицензирующим их деятельность. Банк России также выдает кредитным организациям лицензию на осуществление валютных операций (или, если следовать банковской практике, лицензию на осуществление банковских операций в рублях и иностранной валюте), в силу которой они выступают субъектом валютных правоотношений в качестве уполномоченных банков.

Среди мер принуждения на данной стадии можно выделить следующие:

  1. отказ в государственной регистрации кредитной организации и в выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций;
  2. отказ в согласовании назначения на должности руководителей в кредитной организации;
  3. отказ в согласии на приобретение лицом или группой лиц акций (долей) кредитной организации;
  4. отказ в разрешении на расширение деятельности путем получения дополнительных лицензий;
  5. отказ в выдаче разрешения на открытие филиала или дочерней организации за рубежом;
  6. меры принуждения, применяемые при выпуске кредитными организациями ценных бумаг, включая:
  • отказ в государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг;
  • приостановление выпуска эмиссионных ценных бумаг;
  • отказ в государственной регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг.

Указанные меры принуждения, исходя из правовой природы, можно классифицировать как меры пресечения.

Меры принуждения, применяемые на этапе текущего надзора за деятельностью кредитной организации. Наибольший интерес имеет исследование вопроса о мерах принуждения, применяемых Банком России на этапе т.н. текущего надзора.

Меры принуждения, применяемые Банком России в ходе текущего надзора за деятельностью кредитных организаций, различны по форме, по видам и по основаниям их применения и предусмотрены нормами различных статей Закона о Банке России, Закона о банках, Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле", Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма". Определенным своеобразием отличаются меры принуждения, применяемые в рамках Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" и Закона о банкротстве, в который были консолидированы нормы Федерального закона "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2014 года". В 2011 г. Банк России получил полномочия по применению мер административного наказания за нарушения кредитными организациями законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов.

Меры принуждения, применяемые по основаниям, предусмотренным Законом о Банке России. Закон о Банке России выделяет несколько оснований для применения мер принуждения.

Во-первых, основаниями является нарушение федеральных законов, нормативных актов и требований Банка России, непредставление информации, представление неполной или недостоверной информации (ч. 1 ст. 74).

Очевидно, что Банк России не может применять меры принуждения в случае нарушения кредитной организацией тех федеральных законов, исполнение и соблюдение которых контролируются уполномоченными государственными органами (например, налогового законодательства), если специальные нормы этих законов не уполномочивают Банк России осуществлять надзор в соответствующей сфере (например, сфера противодействия отмыванию преступных доходов, сфера обращения ценных бумаг кредитных организаций).

Во-вторых, ч. 2 ст. 74 содержит ряд квалифицирующих признаков, которые позволяют говорить о том, что меры, предусмотренные ч. 2 ст. 74, носят более строгий характер, т.е. в большей степени ограничивают права кредитных организаций и ряда иных лиц. Основаниями, предусмотренными ч. 2 ст. 74, являются:

  1. неисполнение предписаний Банка России об устранении нарушений;
  2. нарушение федеральных законов и нормативных актов Банка России, если эти нарушения создают реальную угрозу интересам кредиторов и вкладчикам;
  3. осуществление кредитной организацией операций и сделок, если эти операции и сделки создают реальную угрозу интересам кредиторов и вкладчикам.

Еще одно основание предусмотрено ст. 75 Закона о Банке России: в соответствии с нормой этой статьи Банк России вправе применять меры, предусмотренные ст. 74 Закона о Банке России, в случае выявления ситуаций, угрожающих интересам кредиторам и вкладчикам, стабильности банковской системы.

Отдельные основания предусмотрены для такой своеобразной меры принуждения, как назначение в кредитную организацию уполномоченного представителя Банка России (ст. 76 Закона о Банке России).

Норма ст. 74 Закона о Банке России хотя и называет такую меру, как отзыв лицензии на осуществление банковских операций, однако прямо указывает, что основания для применения этой меры предусмотрены ст. 20 Закона о банках. Кроме того, основания применения ряда мер, предусмотренных ч. 2 ст. 74 Закона о Банке России, носят дополнительный характер по отношению к основаниям, предусмотренным иными федеральными законами.

В качестве своеобразной меры принуждения необходимо рассматривать проверки кредитных организаций, которые осуществляются в соответствии со ст. 73 Закона о Банке России: как и любая проверка, проверка кредитной организации означает вмешательство на более или менее продолжительный срок в деятельность кредитной организации (без вмешательства в осуществлении ею текущего управления).

Обращает на себя внимание, что Банк России применяет меры принуждения как в случае нарушений норм права, так и в ряде иных случаев, которые могут быть описаны как предусмотренные законом особые ситуации (операции кредитной организации реально угрожают интересам кредиторам и вкладчикам; ситуации, угрожающие стабильности банковской системы, и пр.). Иными словами, Банк России по смыслу закона должен прежде всего предупреждать и пресекать нарушение публичного правопорядка, а не наказывать в случае выявления нарушения отдельных норм нормативных правовых актов.

Банк России в соответствии с нормами ст. ст. 73 - 76 Закона о Банке России применяет к кредитным организациям следующие меры принуждения:

  1. проверка кредитной организации;
  2. предписание об устранении нарушений;
  3. ограничение на проведение отдельных операций;
  4. штраф;
  5. требование об осуществлении мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации;
  6. требование о замене руководителей кредитной организации;
  7. требование о реорганизации кредитной организации;
  8. запрет на осуществление отдельных банковских операций;
  9. запрет на открытие филиалов;
  10. изменение установленных обязательных нормативов;
  11. назначение временной администрации по управлению кредитной организации;
  12. назначение в кредитную организацию уполномоченного представителя;
  13. запрет на осуществление реорганизации кредитной организации;
  14. отзыв лицензии на осуществление банковских операций.

Никак не может закрепиться в законодательстве такая мера, как ограничение процентных ставок по банковским вкладам. Эту меру то вводят на некоторое время (в 2004 - 2006 и 2008 - 2010 гг.), то опять, несмотря на эффективность в качестве меры предупреждения, отменяют.

Не может быть оценена как мера принуждения предложение учредителям (участникам) кредитной организации, которые самостоятельно или в силу существующего между ними соглашения, либо участия в капитале друг друга, либо иных способов прямого или косвенного взаимодействия имеют возможность оказывать влияние на решения, принимаемые органами управления кредитной организации, предпринять действия, направленные на увеличение собственных средств (капитала) кредитной организации до размера, обеспечивающего соблюдение ею обязательных нормативов, так как эта мера не связана с принудительным ограничением прав самой кредитной организации или третьих лиц (ч. 2 ст. 74 Закона о Банке России).

Среди мер, указанных в Законе о Банке России, большинство связано с ограничением прав кредитных организаций как лица и только одна - с ограничением имущественных прав (штраф). Три меры связаны с определенным воздействием на механизм управления кредитной организации и предполагают непосредственные отношения представителей Банка России с представителями кредитной организации на ее, так сказать, территории: проверка кредитной организации, назначение уполномоченного представителя, назначение временной администрации по управлению кредитной организации. При этом назначение временной администрации после отзыва лицензии (а фактически в последние годы Банк России назначает временную администрацию только после отзыва лицензии) происходит в режиме юридически полного контроля за деятельностью кредитной организации, который сохраняется вплоть до принятия судом решения о ее ликвидации (в том числе в ходе банкротства).

Меры принуждения, связанные с предупреждением банкротства кредитных организаций. Основаниями для применения мер по предупреждению банкротства являются состояния (деяния) кредитной организацией, которые рассматриваются:

  1. как нарушение публично-правового порядка, - например случаи, когда кредитная организация нарушает норматив достаточности собственных средств (капитала), установленный Банком России, - ст. 4 Закона о банкротстве банков;
  2. как нарушение порядка частноправовых отношений, защищенных нормами объективного права, например случаи, когда кредитная организация не удовлетворяет требования кредиторов (кредитора) по денежным обязательствам (обязательству) и (или) не исполняет обязанность по уплате обязательных платежей в сроки, превышающие три дня с момента наступления даты их удовлетворения и (или) даты их исполнения, в связи с отсутствием или недостаточностью денежных средств на корреспондентских счетах кредитной организации.

Применение таких мер, как назначение временной администрации по управлению кредитной организации (за исключением случая назначения временной администрации после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций) и направление требования о реорганизации кредитной организации, связано с такими же по содержанию основаниями, отличающимися только количественными значениями, предполагающими более неблагополучное в финансовом плане положение кредитной организации (например, временная администрация назначается при задержке кредитной организации платежей на срок более семи, а не более трех дней, как при осуществлении мер по финансовому оздоровлению, и т.д.).

Вместе с тем применение мер по финансовому оздоровлению, а также назначение временной администрации предусмотрены, кроме Закона о банкротстве банков, нормой ч. 2 ст. 74 Закона о Банке России. Основания, предусмотренные Законом о Банке России, могут считаться акцессорными по отношению к основаниям, предусмотренным нормами соответствующих статей Закона о банкротстве, так как Закон о банкротстве может считаться специальным по отношению к Закону о Банке России.

В Законе о банкротстве и в Законе о Банке России особо выделяется такая мера, как требование по приведению в соответствие величины собственных средств (капитала) и размера уставного капитала кредитной организации. Данное требование по своему правовому значению является разновидностью требования по устранению нарушений. Вместе с тем указанные Законы выделяют данную меру в качестве самостоятельной и с учетом оснований применения, и с учетом последствий применения. Так, в качестве оснований для применения данной меры законами определены случаи снижения величины собственных средств кредитных организаций ниже определенного учредительными документами размера уставного капитала. Направление требования о корректировке капитала влечет за собой возникновение у кредитной организации обязанности в определенные сроки либо увеличить размер собственных средств (например, через механизм привлечения субординированных кредитов), либо произвести балансовое, т.е. по счетам бухгалтерского учета и отчетности, уменьшение величины собственных средств.

Меры принуждения, предусмотренные Законом о страховании вкладов. В Законе о страховании вкладов можно выделить две группы мер принуждения, отличающиеся друг от друга по основаниям своего применения и частично совпадающие по форме.

Первая группа - это меры принуждения, применяемые на этапе создания системы страхования вкладов.

Основанием для их применения было несоответствие банка требованиям к участию в системе страхования вкладов (далее - ССВ), установленным ст. 44 Закона о страховании вкладов. Эти основания (требования к участию в ССВ) связаны как с определенными нарушениями, выявленными в деятельности кредитной организации (например, существенные нарушения бухгалтерского учета и отчетности), так и с особыми состояниями банка (недостаточность финансовой устойчивости). Заключение о несоответствии банка требованиями к участию в системе страхования вкладов выносит Банк России (ч. 1 ст. 45 Закона о страховании вкладов). И хотя процедура внешне выглядит таким образом, что отрицательное заключение представляет собой как бы экспертное суждение Банка России о состоянии банка, содержательно именно отрицательное заключение является актом об отказе Банка России разрешить банку принять участие в системе страхования вкладов. Именно таким образом этот документ воспринимался и судебной практикой, подтверждением чему служат случаи его обжалования как акта, который затрагивает права и законные интересы кредитной организации.

Следствием вынесения отрицательного заключения является применение Банком России двух мер:

  1. направление Банком России требования о замене лицензии на привлечение средств граждан во вклады;
  2. введение Банком России запрета на привлечение банком средств граждан во вклады и на открытие банковских счетов гражданами.

Вторая группа - это меры принуждения, применяемые к банку - участнику системы страхования вкладов в случае, если он становится не соответствующим требованиям к участию в ССВ. При этом Закон о страховании вкладов первоначально содержал единые требования и к банку, который направлял ходатайство о вступлении в ССВ, и к банку - участнику ССВ. В последующем требования к банку - участнику ССВ изменились.

Решение Банка России о признании банка не соответствующим требованиям к участию в ССВ недостаточно определенно выделено в ст. 48 Закона о страховании вкладов в качестве самостоятельного акта Банка России. Теоретически это решение должно рассматриваться в качестве самостоятельной меры принуждения. На практике сложилась такая ситуация, что Банк России, признавая банк - участника ССВ не соответствующим требованиям к участию в ССВ, принимает сразу решение о двух самостоятельных мерах:

  • направление требования о представлении указанным банком ходатайства о прекращении права на работу с вкладами;
  • введение запрета на привлечение во вклады денежных средств физических лиц и открытие банковских счетов физических лиц.

Фактически эти меры заменяют (и подменяют) собой более простую и очевидную юридическую конструкцию - аннулирование (или отзыв) лицензии банка на привлечение во вклады денежных средств физических лиц и открытие банковских счетов физических лиц.

Меры принуждения, применяемые в соответствии с § 4.1 главы IX Закона о банкротстве. Закон о дополнительных мерах был принят в период острой фазы финансового кризиса 2008 г. и с учетом опыта применения Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" был нацелен на спасение банков, оказавшихся в сложной финансовой ситуации, если указанные банки были значимыми для банковской системы в целом или для экономики отдельного региона. Основные мероприятия в соответствии с нормами данного Закона осуществлялись Агентством по страхованию вкладов на основании плана мер по предупреждению банкротства банка, согласованного с Банком России, и, как правило, были связаны с добровольными решениями владельцев санируемого банка. Вместе с тем Закон о дополнительных мерах предусматривал ряд мер принуждения. К ним относились:

  • назначение временной администрации по управлению кредитной организацией, функции которой осуществляло Агентство по страхованию вкладов;
  • принятие Банком России решения об уменьшении уставного капитала банка.

Данные меры сохранились в новом § 4.1 гл. IX Закона о банкротстве, который (ст. 189.40) предполагает своеобразие временной администрации, назначаемой в случае утверждения плана участия Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка:

  • функции временной администрации, назначаемой в соответствии с Законом о дополнительных мерах, выполняет Агентство по страхованию вкладов, и ее состав формируется из представителей Агентства;
  • назначение временной администрации происходит на основании тех норм Закона о банкротстве, которые (основания) связаны с процедурами финансового оздоровления банков, переходящих под управление Агентства. Иными словами, основаниями для назначения временной администрации являются особые состояния банков, которые связаны с особым (кризисным) состоянием всей банковской системы.

Вторая мера принуждения, предусмотренная Законом о банкротстве и связанная с участием Агентства в финансовом оздоровлении банка, - это принятие Банком России решения об уменьшении уставного капитала до величины собственных средств того банка, в отношении которого Агентством проводятся мероприятия по предупреждению банкротства (ст. 189.50 Закона о банкротстве). Как предусмотрено нормами данной статьи, Банк России после направления в Агентство предложения об участии в предупреждении банкротства банка вправе принять решение об уменьшении размера уставного капитала банка до величины собственных средств (капитала) в случае, если к моменту принятия данного решения учредители (участники) банка не приняли решение об уменьшении размера уставного капитала банка.

При этом величина собственных средств (капитала) банка рассчитывается по правилам, установленным Банком России в соответствии с Законом о Банке России. При отрицательном значении величины собственных средств (капитала) банка размер его уставного капитала уменьшается до одного рубля. Таким образом, после реализации этого решения, которое осуществляется без согласия учредителей (участников) банка, отчетность банка становится соответствующей его реальному финансовому положению.

Данная мера - весьма жесткое вмешательство публичных институтов в частноправовые отношения. Ранее вопрос о конституционной соразмерности аналогичной меры, которая была предусмотрена Законом о реструктуризации банков, был предметом исследования Конституционного Суда РФ. Последний сформулировал правовую позицию, согласно которой принудительное уменьшение уставного капитала организации не может рассматриваться как внесудебное изъятие собственности, так как учредители (участники) кредитной организации продолжают обладать статусом акционеров (участников) и имущественными правами по отношению к ней.

Меры, предусмотренные КоАП РФ. КоАП РФ содержит две статьи, нормы которых обязывают Банк России принимать меры административного наказания самостоятельно или участвовать в процедурах применения мер административного наказания.

Во-первых, это нормы ст. 15.26, диспозиция которой в двух частях практически дословно повторяет диспозицию нормы ст. 74 Закона о Банке России ("в случае нарушения федеральных законов..."). Полномочия Банка России применительно к этой нормы невелики: он вправе составлять протокол административного правонарушения, который подлежит направлению в мировой суд. Мера наказания, предусмотренная санкцией данной нормы, незначительна - штраф до 50 тыс. руб. Поэтому эта мера наказания не применялась Банком России, а попытки ряда судов сформулировать принцип приоритета КоАП РФ перед нормами Закона о Банке России и на этой базе отменить предписание Банка России или снизить размер штрафа, им назначенный, юридически (в конституционном плане) были ничтожны.

Во-вторых, в январе 2011 г. Банку России были предоставлены полномочия по применению норм КоАП РФ за нарушения кредитными организациями законодательства в сфере ПОД/ФТ.

В соответствии с изменениями, внесенными в КоАП РФ в 2010 и вступившими в силу в 2011 г., Банк России стал полноценным участником административного производства в правоотношениях, связанных с применением административных наказаний за нарушения в сфере ПОД/ФТ, а должностные лица Банка России получили полномочия не только возбуждать административное производство, составляя протокол, но и выносить решения об административных наказаниях в отношении кредитных организаций и их должностных лиц. Новеллой стало и то, что субъектом правонарушения стали не только кредитные организация, но и их должностные лица, что в принципе соответствует общей тенденции распределения ответственности за противоправные деяния, за нарушение интересов кредиторов и вкладчиков между кредитной организацией как юридическим лицом и лицами, которые принимают от имени кредитной организации соответствующие управленческие решения.

Основными мерами наказания, которые применяются за нарушения в сфере ПОД/ФТ в соответствии с ч. ч. 1 - 4 ст. 15.27 КоАП РФ, являются предупреждение и штраф.

Основанием для применения административного наказания является административное правонарушение, связанное с неисполнением требований законодательства ПОД/ФТ, совершенное кредитной организацией или ее должностным лицом.

Вместе с тем законодатель не внес каких-либо изменений в ст. 74 Закона о Банке России. Как следствие, у Банка России сохранились полномочия по применению мер принуждения, определенных ст. 74 Закона о Банке России, при выявлении нарушений в сфере ПОД/ФТ (за исключением штрафа). Очевидно, что сразу возникла проблема применения за одни и те же деяния как штрафа, предусмотренного КоАП РФ, так и мер принуждения, предусмотренных ст. 74 Закона о Банке России. Вероятно, это как раз тот случай, когда Банк России должен, учитывая принцип недопустимости двойного наказания за одно и то же правонарушение, определить способ реагирования на выявленные нарушения в сфере ПОД/ФТ: меры принуждения, предусмотренные Законом о Банке России, по-видимому, не должны применяться после вынесения постановления об административном наказании. Применение меры принуждения после тех сроков, которые закон отводит для принятия решения об административном наказании, позволяет любую меру (независимо от ее квалификации в теоретико-правовом аспекте) рассматривать как меру наказания.

В конце декабря 2014 г. в КоАП РФ и ряд иных законодательных актов были внесены изменения, которые скорректировали подходы по применению административных наказаний к кредитным организациям и их должностным лицам. В силу данного закона кредитные организации остались субъектами административного наказания только по двум составам, связанным с нарушением законодательства по ПОД/ФТ:

  1. при нарушении, выраженном в отсутствии правил внутреннего контроля или в назначении специального уполномоченного лица;
  2. если действия кредитной организации повлекли установленную приговором суда легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма, КоАП (примечание 3 к ст. 15.27) прямо оговаривает, что административная ответственность не применяется к кредитным организациям, за исключением указанных составов. Одновременно в ст. 13 Закона 115-ФЗ были внесены изменения, указывающие на то, что в случае нарушения требований данного Закона к кредитным организациям применяются меры, предусмотренные Законом о Банке России. Тем самым законодатель признал наличие определенной коллизии между нормами Закона о Банке России и КоАП и разрешил ее, определив круг отношений, которые должны регулироваться каждым из указанных законов.

7.2. Правовая природа мер принуждения, применяемых Банком России к кредитным организациям