БРИКС объединяет несколько государств (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), имеющих общие интересы в отдельных сферах экономической жизни и политико-государственного строительства, представляя собой особую форму и результат международно-правовой интеграции.

БРИКС не отвечает в полной мере требованиям, предъявляемым к международной межправительственной организации. Процесс становления БРИКС в международных отношениях как субъекта международного права (международной организации) не завершен, но следует учитывать постоянное развитие и видоизменение в современных условиях классических форм международного сотрудничества, что никак не снижает значимости БРИКС в международных отношениях. На международной арене уже задействовано несколько сходных по правовому статусу объединений, которые не соответствуют всем признакам и требованиям, предъявляемым к международной межправительственной организации, но в эффективности функционирования которых и постоянной основе деятельности не приходится сомневаться: ОБСЕ, "Большая восьмерка", Арктический совет, Парижский клуб государств-кредиторов, Лондонский клуб коммерческих банков, кредитующих государства. Это не умаляет значимости БРИКС как актора международных отношений.

Становлению БРИКС как полноценной международной организации препятствует не столько отсутствие у БРИКС формальных требований к этому статусу, сколько внутренние сдерживающие факторы. К их числу следует отнести несколько взаимосвязанных и взаимообусловленных обстоятельств. Во-первых, неутраченное и естественное стремление участников БРИКС сохранить свою независимость как суверенных государств, самостоятельно определяющих приоритеты своего экономического, социального, политического и правового развития. Во-вторых, сугубо экономические предпосылки и данные развития государств - членов БРИКС, которые сложно поддаются согласованию по единому стандарту. Обращает на себя внимание и различие уклада и темпов роста национальных экономик, несопоставимый уровень конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности национальных экономик, ликвидности и стабильности национальных валют, в то время как именно экономические отношения являются первоосновой и главной предпосылкой гражданско-правового регулирования. Во многом именно этими определяющими факторами объясняется долгосрочность и замедленность процессов гармонизации и унификации национальных законодательств.

Обнаруживаются ощутимые трудности строго юридического свойства на пути гармонизации гражданского законодательства БРИКС, проявляющиеся в разности доктринальных и законотворческих традиций в государствах - членах БРИКС. В связи с этим достаточно обратить внимание на особенности построения правовых систем государств - участников БРИКС и их принадлежность к разным правовым семьям в правовой системе современного мира: Бразилия, Россия, КНР рассматриваются в группе стран континентального права, а Индия и ЮАР примыкают к странам общего права. Есть и более частные, но не менее значимые противоречия. Так, в КНР до настоящего времени не завершен процесс кодификации гражданского законодательства, но вместе с тем в специальном законе достаточно подробно и обстоятельно регламентирована система вещных прав; в современных условиях в Российской Федерации реформа законодательства о вещном праве оказалась "замороженной" на неопределенное время, а работа по совершенствованию и содержательному обновлению гражданского законодательства на постсоветском пространстве ведется уже на базе действующей кодификации, рассчитанной на регулирование гражданских правоотношений в условиях рыночной экономики. Очевидны и существенны различия в правовой регламентации ведущих подотраслей гражданского законодательства (вещное право, обязательственное право, корпоративное право, интеллектуальные права и права на средства индивидуализации работ и услуг) как в общих, так и в частных вопросах правового регулирования.

Приведенные примеры свидетельствуют о разном уровне законодательной регламентации с позиций как системного охвата, так и частной детализации гражданских правоотношений в странах БРИКС, что может считаться не только осложняющим фактором гармонизации и унификации гражданского законодательства стран объединения, но и одновременно должно быть воспринято долгосрочной линией стратегического развития государств БРИКС как на национальном, так и на международном уровне.

Необходимо учитывать, что БРИКС является своеобразным взаимовыгодным вариантом правового, политического и торгового сотрудничества государств, продиктованным требованиями времени компромиссом, сложившейся международной обстановкой после окончания холодной войны и ослабления противостояния социалистического и капиталистического лагерей.

Согласованные и скоординированные действия государств - участников БРИКС направлены на построение многополярного порядка, создание противовеса диктатуре ЕС и США в определении экономических курсов, зон влияния и национального законодательства других государств. На современном этапе интересы Российской Федерации в БРИКС как форме политической и экономической и юридической интеграции обусловлены остротой международно-правовой обстановки, складывающейся вследствие перманентного усиления вводимых ЕС и США адресных экономических санкций и игнорирования значимости Российской Федерации как полноправного партнера в межгосударственных отношениях.

Очевиден и существенный потенциал БРИКС в международных отношениях, а также объемный запас энергетических и природных ресурсов, который не может восприниматься иначе как весомый задел для перспективного и многофункционального сотрудничества, обеспечивающий материально-техническую базу для вхождения в постиндустриальное общество, строящееся на приоритетах инновационного развития и высоких технологий с опорой на многопрофильное промышленное производство.

Приоритетные направления межгосударственного сотрудничества в рамках БРИКС заданы сферами энергетики, безопасности, инновационной деятельности, развитием системы торговли, что предопределяет не только развитие этих направлений на уровне национального законодательства отдельных государств, но и выработку согласованного сбалансированного вектора развития гражданского, антимонопольного, таможенного законодательства государств-участников на международном уровне.

На современном этапе развития международно-правового сотрудничества государств в рамках БРИКС актуализируется задача по поиску единых направляющих критериев и ориентиров гармонизации гражданского законодательства, выполнение которой будет способствовать укреплению международно-правового статуса БРИКС и стимулированию роста темпов интеграционных процессов.

Гармонизация гражданского законодательства образует насущную, многоэтапную стратегическую цель сотрудничества государств БРИКС, достижение которой видится в постепенном сближении национальных законодательств на основе выработанных и ясно сформулированных принципов, по которым предполагается проводить работу по гармонизации и унификации гражданского законодательства. Едва ли принципиально возможно в ближайшей перспективе безоговорочно прогнозировать появление наднациональной унификации вещного или наследственного права в странах БРИКС, поскольку эти разделы в правовом регулировании исторически наиболее связаны с индивидуальной спецификой развития национальных законодательств, более реалистично ожидать этого в отношении договорного права и права интеллектуальной собственности.

Задачи гармонизации гражданского законодательства не ограничиваются сближением в регулировании национальных правовых институтов, а включают в себя объективную необходимость совершенствования юридической техники. Именно терминологическая унификация, связанная с разработкой единого категориального аппарата, является методологической базой, обеспечивающей гармонизацию регионального законодательства на межгосударственном уровне. Терминологическая унификация исходных правовых понятий является залогом успешной гармонизации самого законодательства, поскольку ею устраняется значительное число пробелов и коллизий в праве.

Глава 11. Взаимодействие государств БРИКС в налоговой сфере