Своеобразным и неповторимым образом сочетаются экономика, политика и право в сфере экологических отношений, где хозяйственная, предпринимательская, иная экономическая деятельность постоянно вступает в конкуренцию с природопользованием, отражается на социальной политике государства и уравновешивается в своем соперничестве с охраной окружающей среды посредством правового регулирования.

Использование природных ресурсов и охрана окружающей среды становятся во втором десятилетии XXI в. одними из основных феноменов, подвергаемых учету, анализу и правовому регулированию не только в национальном, но и в международном масштабе ввиду глобального значения лесов и иного растительного мира (являющихся "зелеными легкими" планеты), характера, происхождения и состояния всей природы Земли, существенной подвижности вод, объектов животного мира, слоев атмосферного воздуха, не поддающихся государственным и административным границам, заслуживающих совместных усилий государств с различными правовыми системами.

В то же время имеются особенности и эколого-правовая специфика на континентах и в разных странах, отличающихся уровнем, характером и менталитетом социального, экономического и правового развития, влияющими на методы и способы организации рационального потребления земель, недр и иных природных ресурсов, на отношение к ним в обществе.

Согласно ст. 20 Конституции Федеративной Республики Бразилии 1988 г. любой гражданин является законной стороной для возбуждения дела с целью добиться аннулирования акта, наносящего ущерб окружающей среде, культурному и историческому наследию. Собственность союза составляют незанятые земли, необходимые для охраны окружающей среды, которые устанавливаются законом, а также естественные ресурсы континентального шельфа и исключительной экономической зоны, земли морского берега и их приращения, возможные источники гидроэнергии, минеральные ресурсы, включая подземные ресурсы, естественные подземные впадины и археологические, доисторические места, земли, традиционно занимаемые индейцами.

Бразильское государство способствует организации деятельности по изысканию и эксплуатации минеральных ресурсов на кооперативных началах с учетом охраны окружающей среды и улучшения социально-экономических условий изыскателей. Все имеют право на пользование экологически сбалансированной окружающей средой, пригодной для общего использования народом и необходимой для качественного образа жизни; обязанность защищать и сохранять эту среду для блага живущих и будущих поколений возлагается на органы государственной власти и на общество (ст. ст. 174, 225 Конституции Бразилии).

В статьях 8 и 9 Конституции Российской Федерации провозглашается, что природные ресурсы используются и охраняются в России как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории; земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности, которые признаются и защищаются равным образом. Согласно ст. ст. 36 и 42 владение, пользование и распоряжение природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц; каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

По Конституции Республики Индии граждане имеют право на жизнь, толкуемое как право на здоровую природную среду, в обязанности каждого гражданина входят защита и улучшение естественной природной среды, а функции организации природопользования и охраны окружающей среды распределяются между различными уровнями власти - Индийским союзом, штатами, панчаятами.

Тридцать лет назад Правительством Индии был разработан и принят План действий по Гангу - "реке жизни" с созданием центрального управления по очищению его вод, сокращению промышленного, бытового и иного антропогенного загрязнения. Надзором за исполнением экологического законодательства занимается Верховный Суд Индии, имеющий Наблюдательный комитет и Полномочный комитет по отходам, координирующие, согласующие деятельность природоохранных и правоохранительных органов .

В отношении экологической безопасности при использовании атомной энергии в Индии создана Комиссия по регулированию деятельности в области атомной энергетики, призванная обеспечивать использование ионизирующего излучения и атомной энергетики без причинения вреда здоровью населения, государству и лицам, работающим в атомной отрасли.

Актом об атомной энергии 1962 г. введен строгий разрешительный порядок эксплуатации ядерных объектов с получением письменных разрешений на использование веществ, станций, разработки месторождений и др., перечень которых устанавливается Правительством Индии.

В зависимости от степени возможного воздействия на здоровье устанавливаются регистрация, утверждение, сопровождающиеся контрольными мероприятиями, проверками в соответствии с Руководством безопасности и Кодексом безопасной эксплуатации атомных электростанций, а также процедура и правила вывода из эксплуатации, ответственность за радиационные загрязнения, возмещение вреда.

Интенсификация развития народного хозяйства Китайской Народной Республики, бурный рост ее экономики обусловливают обострение экологических проблем страны, требующих своего решения с помощью права. На 16-м саммите АСЕАН 29 октября 2010 г. в Ханое (Вьетнам) лидеры стран Ассоциации и Председатель КНР приняли совместное заявление по устойчивому развитию, чтобы расширить сотрудничество в борьбе с бедностью и совместную работу по достижению целей развития тысячелетия, объединяющего экономический, социальный и экологический аспекты.

Сведение лесов, осушение и заиливание озер, интенсивная эрозия, сужение русел ряда рек в КНР выводят из равновесия речные экологические системы, способствуют вредному воздействию вод, их загрязнению, засорению, истощению, что обусловливает необходимость создания мощного водохозяйственного комплекса на великих реках Хуанхэ и Янцзы, других водных объектах, взятых под охрану посредством принятия организационных и экономических мер, правового регулирования.

23 августа 1982 г. был принят Закон КНР "Об охране окружающей среды морей и океанов"; 28 декабря 2013 г. в соответствии с наработанным опытом и положениями Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. он был изменен в направлении упрощения, устранения излишних административных барьеров в части порядка рассмотрения и утверждения экологической документации при строительстве объектов на прибрежной и морской территории; в ряде случаев разрешительный порядок заменяется уведомительным, упорядочиваются взаимоотношения органов Государственной морской администрации КНР, Министерства охраны окружающей среды КНР, Министерства транспорта КНР и др.

Эколого-правовыми особенностями, обусловленными расположением на африканском континенте и существовавшим длительное время апартеидом, обладает ЮАР. Так, в Национальном законе о воде закрепляется общее пользование водными ресурсами страны, находящимися в государственной собственности, и это пользование не должно зависеть от происхождения и места проживания граждан; коммерческое водопользование является платным и предполагает получение лицензии (разрешения) при сроке водопользования до 40 лет.

Трансконтинентальный союз БРИКС объединяет наряду с остальными факторами их экологическая уникальность на глобальном - межматериковом уровне: только на долю России и Бразилии приходится 40% мировых лесных площадей, а они оказывают решающее воздействие на выработку кислорода и состояние климата планеты.

Наличие нефти, газа, угля и иных полезных ископаемых, как и выбросы вредных веществ в атмосферу, не могут не привлекать пристального внимания мирового сообщества к состоянию их суверенного ресурсопотребления, воздействия на соседние страны и всю планету.

Члены БРИКС образовали в 2009 г. систему Basic для проведения скоординированной деятельности в области выработки совместных решений по вопросам изменения климата. Заслуживает поддержки предложение о гармонизации экологического законодательства пяти стран, об уяснении ее целей, объема, глубины и способов, о расширении компетенции, юридических органов и площадки системы Basic за счет включения в нее экологической проблематики.

Объединение Бразилии, России, Индии, Китая, ЮАР предполагает исследование общего и особенного их экологических политик с целью обогащения положительным опытом, преодоления трудностей в организации природопользования и охраны окружающей среды, предупреждения возможных ошибок в условиях глобального экономического и экологического кризисов, выработки рекомендаций по оздоровлению природной среды.

Государственные экологические политики прошли общие, свойственные им этапы формулирования, закрепления в праве основных принципов охраны окружающей среды, в том числе обеспечения соблюдения экологических прав и выполнения соответствующих обязанностей, развития отраслевых, отпочковывающихся от экологической политики земельной, водной, лесной, охотничьей и других политик.

При гармонизации, совмещении положений экологических политик государств производится имплементация международных и учет зарубежных норм, координация основных требований экологических политик. Для сопровождения и реализации экологических политик осуществляется интеграция правовых средств - развитие экологического права, его институтов, классификация и дифференциация в связи с этим отраслей права, упорядочение места экологического права - важнейшего инструмента экологических политик - в системе национального права.

Заслуживают рассмотрения включение экологических функций и экологического фактора в абрис демократического, социального, правового государства в связи с их многомерностью, роль экономического механизма охраны окружающей среды в реализации экологической политики, платы за негативное воздействие на окружающую среду, отражение в праве экономического механизма.

Сложные отношения экономики, права, экологии преодолеваются прежде всего через осознание проблемы, а главное - посредством правового воздействия на соперничество, порой антагонистическое, экологии и экономики. Обеспечение цивилизованного взаимодействия экологии и экономики предполагает отражение в праве экономических способов воздействия на загрязнителей природы, разграничение и объединение природопользования и охраны окружающей среды, приоритетность экономической ответственности, возмещение вреда природе путем ее восстановления в натуре.

Экологические политики стран БРИКС имеют общие направления, заключающиеся в экологизации общества, законодательства и государства, усилении природоресурсной и природоохранной составляющей отраслей права, оздоровлении природной основы жизни народов путем гарантирования общего природопользования, доступа к водным объектам и т.п.

Возрастает понимание и учет экологической оценки хозяйственной деятельности, потенциала оценки воздействия каждого проекта на окружающую среду, государственной, общественной экспертизы стратегических объектов, в том числе в международном контексте.

Постоянно обсуждается роль местного самоуправления в реализации экологической политики, муниципального управления использованием и охраной земель, вод, лесов, в осуществлении землеустройства, муниципального экологического контроля в совокупности с государственным экологическим надзором.

Государственная экологическая политика в последнее время реализуется в ряде основополагающих официальных документов различного уровня, причем политика в сфере экологии существовала всегда, и если не было соответствующих нормативных правовых актов, ее закрепляющих, то это тоже было своеобразным проявлением политики, отражающим отношение обществ, государств к природе, охране окружающей среды.

Правовые и политические нормы тесно связаны между собой, поскольку они опосредуют отношения собственности и государственной власти, являющиеся эпицентром государственно-правовой структуры общества, взаимодействуя в форме противоборства, солидарности, блокирования. Отношения собственности являются основой правовых и политических отношений, становятся доминирующими в социальной регуляции экологического поведения людей.

Под государственной экологической политикой можно понимать деятельность государства для достижения стратегической цели - сохранения природных систем, поддержания их целостности и жизнеобеспечивающих функций для устойчивого развития общества, повышения качества жизни, улучшения здоровья населения и демографической ситуации, обеспечения экологической безопасности страны.

Характерной чертой современных экологических политик является в большей или меньшей степени стремление к прогнозированию, проектированию природоохранной деятельности. Составляются национальные планы действий по охране окружающей среды в целях оздоровления экологической обстановки, снижения ее неблагоприятного влияния на здоровье населения, сохранения жизнеобеспечивающих функций биосферы - ориентира для целенаправленного использования бюджетных ассигнований на приоритетные экологические проблемы, выделения финансовых средств отечественными и зарубежными инвесторами.

Политика комплексного использования природных ресурсов и охраны окружающей среды основывается на различных законоположениях, касающихся устойчивого развития, сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей природной среды, сочетания рационального использования и охраны природного ресурса и его части в границах территорий (например, сочетание бассейнового и административно-территориального принципов) и всей страны в целом, разграничения функций управления в области охраны природных ресурсов и функций их хозяйственного использования.

Большинство законоположений стран БРИКС преобразовано в конкретные институты, категории, нормы законов, правоотношения, принципы природоохранной деятельности:

  • приоритет сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов;
  • допустимость воздействия хозяйственной и иной деятельности на природную среду исходя из требований в области охраны окружающей среды;
  • запрещение деятельности, последствия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и к иным негативным изменениям окружающей среды.

В системе основных положений экологических политик важную проблемную группу составляют принципы сочетания экологии и экономики. Это обусловлено, с одной стороны, тем, что регулярно встает вопрос о возможности или невозможности приоритета экологических интересов над экономическими - полная отмена индустриального развития и воздействия на природу невозможна, но так вопрос не ставится и не может ставиться (это "экологический утопизм"); с другой стороны, невозможно индустриальное развитие без учета требований экологической безопасности (это был бы экономический экстремизм).

В законах об охране природной среды ряда стран в XX в. говорилось о приоритете экологических интересов над экономическими при их научно обоснованном сочетании. Современное российское право (ст. 3 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ "Об охране окружающей среды") нашло решение в виде разумного, научно обоснованного сочетания экологических, экономических и социальных интересов человека, общества и государства.

Имеются в виду запрет отдельных видов производства, внедрение новейших прогрессивных технологий и устройств (безотходных, малоотходных, замкнутого и повторного водоснабжения, очистных сооружений), лесовосстановление, повышение плодородия почв, что требует существенных материальных, финансовых затрат, ложится бременем на бюджеты, доходы, уменьшает прибыль от производства.

Экология и экономика, имеющие один фонетический корень, не могут не противостоять друг другу, по крайней мере в обозримой перспективе. В настоящее время на первом месте стоят экономические интересы (в связи с экономическими реформами, современным уровнем развития, отсутствием достаточных финансовых средств), а экологические интересы - пока на втором месте.

Их разумного сочетания пока нет, а экология, ее проблемы нередко отступают перед требованиями экономики, тем более что возрастает осознание и значение экологической политики, принципов экологического права, призванных ее сопровождать, отражать, проводить в жизнь, уравновешивать антагонистические интересы экономики и экологии, сдерживать активизирующиеся попытки исключительно потребительского, порой хищнического потребления природных ресурсов.

Необходимость сочетания экологии и экономики должна предполагать рациональность и эффективность природопользования в интересах формирования и функционирования социального государства, ставящего своими конституционными задачами обеспечение достойной жизни человека, благоприятные условия проживания настоящего и будущих поколений, что также не может не включаться в понимание государственной экологической политики.

Рациональное использование природных ресурсов предполагает учет экономических законов и законов природы (они объективны, не имеют волевого характера, не зависят от желаний людей, даже облеченных большой властью), потенциальных возможностей окружающей среды, которые не безграничны, обладают верхним пределом и могут испытывать опасные перегрузки.

Объединение принципов охраны окружающей среды в государственную экологическую политику означает не просто их арифметическое суммирование, но и диалектическое формирование одного из ведущих направлений развития экономики, общества и государства. Проведение единой политики должно начинаться с понимания, определения и формулирования содержания этой политики.

Главным итогом, отражающим политику вообще и экономическую, экологическую политику в частности, должна стать конституция - основной закон, предусматривающий нормы-цели, нормы-принципы, задачи государства и ветвей его власти, компетенцию государственных органов законодательной и исполнительной власти в области природопользования и охраны окружающей среды, основные направления и способы их претворения в жизнь, базовые положения экономического строя и отрасли законодательства. Конституции стран БРИКС в основном отвечают этим требованиям, включая достаточно предписаний, имеющих как экономическую, так и экологическую направленность.

Имеется немало документов, обозначающих контуры политики государств, обществ в отношении природопользования и охраны окружающей среды. В России это Указы Президента Российской Федерации от 1 апреля 1996 г. № 440 "О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию" и от 12 мая 2009 г. № 537 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года"; распоряжение Президента Российской Федерации от 17 декабря 2009 г. № 861-рп "О Климатической доктрине Российской Федерации"; распоряжения Правительства Российской Федерации от 31 августа 2002 г. № 1225-р "Об Экологической доктрине Российской Федерации", от 17 ноября 2008 г. № 1662-р "О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года", от 27 августа 2009 г. № 1235-р "Об утверждении Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года"; Основы государственной политики использования земельного фонда Российской Федерации на 2012 - 2017 годы, Концепция развития лесного хозяйства, федеральная программа "Экологическая безопасность России", Энергетическая доктрина России, Программа инновационного развития России до 2020 г.

Неоднократно ставился вопрос об особом документе, специально посвященном экологической политике; такой документ для обеспечения экологической безопасности при модернизации экономики и процессе инновационного развития был подписан Президентом Российской Федерации 30 апреля 2012 г. - Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года. В Основах определяются стратегическая цель, основные задачи государства в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, механизмы их реализации.

В совокупности с другими основополагающими документами, принятыми в последние годы, в них аккумулируются положения, характеризующие экологическую политику России. Ряд подобных основополагающих документов реализуется в других странах БРИКС.

Конфликт экономики и экологии является главной, но не единственной проблемой государственной экологической политики, хотя все остальные трудности в исследуемой сфере в той или иной степени связаны с первой, берут от нее начало. Даже набор терминов на различных языках свидетельствует о проблеме определения качества окружающей среды как ключевого понятия для уяснения права каждого на нее, как цели экологической политики.

Само достижение "благоприятной среды" представляется размытым, не воспринимаемым многими участниками хозяйственной деятельности. В международном праве и в государствах, в том числе составляющих БРИКС, просматривается неопределенность требований к "надлежащей" среде, которая обозначается как здоровая, благополучная, безопасная, чистая, незагрязненная, экологически сбалансированная, удовлетворительная, естественная, устойчивая, не ухудшающаяся, жизнеспособная, способствующая развитию человека.

Полного учета в праве и гарантирования стандартов, направленных на создание благоприятной среды, не получается из-за экономических, управленческих и иных трудностей: часть территорий государств может считаться зоной чрезвычайной экологической ситуации, где права на благоприятную среду не могут быть обеспечены ввиду пострадавших природных ресурсов от стихийных, техногенных и иных антропогенных бедствий.

В группу экологических прав входит право каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, которое имеет принципиальное значение для реализации экологической политики и права каждого на благоприятную среду. Эффективность этой относительно новой сферы деятельности в значительной мере определяется ее информационным обеспечением, которое в начале XXI в. приобретает повышенную весомость и может влиять на политику, экономику, правотворчество, правоприменение.

Не все государственные органы и их должностные лица принимают активные меры к своевременному оглашению полных и достоверных сведений о состоянии окружающей среды, о мерах по предотвращению и ликвидации загрязнения природных ресурсов, охотно откликаются на запросы общественных объединений и граждан. В ряде мест пытаются брать плату за ознакомление с достоверной экологической информацией, хотя ее предоставление должно быть обязанностью государства, отвечающего за соблюдение и защиту экологических прав человека и гражданина. Одновременно следует отметить равнодушие многих граждан наших стран к информации о состоянии окружающей природной среды.

В борьбе за информационную открытость в ходе реализации экологической политики следует запрещать относить к информации с ограниченным доступом документы:

  1. содержащие экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасного функционирования населенных пунктов, производственных объектов, безопасности граждан и населения в целом;
  2. содержащие информацию о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, об использовании бюджетных средств и других государственных и местных ресурсов, о состоянии экономики и потребностях населения, за исключением сведений, отнесенных к государственной тайне;
  3. накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений, организаций, представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан.

В условиях повышения значения информационных ресурсов, использования их в антиобщественных, антигосударственных целях, злоупотребления ими в ущерб правопорядку обеспечение населения экологической информацией призвано воспитывать в гражданах активных участников управления своей жизнью, сплачивать их на общественно полезных задачах, связанных с укреплением и защитой экологического авторитета своего отечества.

Проблемой экологической политики становится обеспечение коммерческой и иной охраняемой законом частной тайны, с одной стороны, и публичное информационное обслуживание природопользования и охраны окружающей среды - с другой: здесь сталкиваются публичные и частные интересы вокруг общего блага в виде природы и частной собственности на конкретные природные объекты, природные ресурсы либо на их части.

Документы экологической политики не дают категорических ответов на соотношение организационно-правовых форм собственности и способов природопользования; если любая форма собственности, не только частной, на природный объект вступает в противоречие с более общими интересами граждан, причиняет окружающей среде и населению (города, региона, страны) вред, то получение информации о характеристике природопользования и состоянии окружающей среды не только возможно, но и необходимо в интересах заинтересованного в благоприятной окружающей среде общества с позиций как здравого смысла, так и закона.

Поскольку охрана здоровья граждан является основной целью сохранения благоприятной окружающей среды, организации рационального природопользования и экологической политики, граждане имеют право получать в соответствии с законодательством в органах государственной власти и местного самоуправления, учреждениях государственной санитарно-эпидемиологической службы и у юридических лиц информацию о санитарно-эпидемиологической обстановке, качестве и безопасности товаров производственно-технического назначения, пищевых продуктов, товаров для личных и бытовых нужд, потенциальной опасности для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг: это в конечном счете влияет на политическую, экономическую, психологическую, нравственную ситуацию в стране.

Не менее проблемными для экологической политики стран БРИКС являются обязанности охранять природу. Евразийская доктрина прав зачастую предполагает единство прав и обязанностей. Право, государство, общество, провозгласив экологические права граждан, призваны назвать и органы, должностных лиц, ответственные за их соблюдение, защиту, что в основном осуществлено, хотя иногда эти обязанности указываются расплывчато, декларативно; реализация экологической политики напрямую зависит от выполнения соответствующих обязанностей юридических и физических лиц, поскольку нет субъективного права без аналогичной адекватной ему обязанности, направленной на его соблюдение.

Для крупного, смотрящего в будущее и заботящегося о гражданах государства полезной представляется единая государственная экологическая политика, что придает ей целеустремленный, планомерный характер, позволяя время от времени оценивать ход реализации поставленных целей, анализировать соответствие провозглашенных задач и полученных результатов.

Единство государственной экологической политики, включающей охрану окружающей среды, организацию рационального природопользования и обеспечение экологической безопасности, обусловливается общей судьбой многонациональных народов государств, составляющих БРИКС, их исторически сложившимся государственным единством, стремлением обеспечить благополучие и процветание, а также ответственностью перед нынешним и будущими поколениями, целостностью их территорий, распространением на них своего суверенитета, единством экономического пространства.

Экологическая политика должна быть преимущественно государственной, тогда она станет единой политикой в области охраны окружающей среды и природопользования. Ее единство вытекает также из ответственности государства перед международным сообществом за состояние окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, расположенных на территории государства.

По правилам и документам ЕС федеративное государство, например Германия, отвечает перед остальными странами за надлежащее экологическое поведение своих субъектов (земель), с которых может полноценно спрашивать за отступления от международных требований.

В соответствии с принципами международного права природные ресурсы должны использоваться прежде всего на благо народов, проживающих на соответствующей территории. Загрязнение окружающей среды с их территории не должно влиять на состояние окружающей среды сопредельных и иных государств, а причиненный ущерб должен возмещаться виновной стороной.

Государственный характер единой экологической политики обусловливается многоаспектностью и многогранностью природоохранной деятельности, опирающейся на государственную, муниципальную и частную собственность на землю и другие природные ресурсы, необходимостью взаимодействия общественного, муниципального, производственного контроля и государственного экологического надзора.

Право государственной собственности на недра, на животный мир, на большинство водных и лесных объектов, реальные возможности государственного управления природопользованием и охраной окружающей среды предполагают ведущую, координирующую роль государства в обеспечении единой экологической политики.

Характер государств БРИКС предполагает включение в единую государственную экологическую политику, учет в ней региональных и местных экологических политик, которые разрабатываются, обсуждаются, одобряются, проводятся в их штатах, провинциях, субъектах: сочетание единой государственной и региональной экологических политик служит гарантией их устойчивого комплексного гармоничного развития.

Современные документы и правовое сопровождение экологической политики не исключают потребности в разработке экологической политики на долгосрочную перспективу, необходимости проведения системного анализа законодательства, практики его применения, статистической, экономической, правовой, социальной информации и выработки предложений по оптимизации государственного экологического управления, дальнейшей регламентации охраны, воспроизводства и использования природных ресурсов, повышения эффективности юридической ответственности за нарушения законодательства, организации правового мониторинга.

На основе документов государственной экологической политики представляется целесообразной выработка региональных документов долгосрочного развития, стратегий, концепций, программ, а в регионах, где они имеются, их согласование с политикой экологического развития государства. Разработка взаимосвязанных документов стратегического планирования позволяет в системном виде улучшать законодательство, государственное управление, охрану и использование природных ресурсов и в конечном счете разумно удовлетворять социальные потребности общества в продукции и услугах.

Государственный характер экологической политики не исключает активного, все возрастающего участия структур гражданского общества в ее формировании, формулировании и реализации, как и органов общественной самодеятельности, муниципальных образований: "государственность" экологической политики означает необходимость привлечения государством к ее реализации хозяйствующих субъектов.

Государственная экологическая политика стран БРИКС предусматривает вовлечение в ее реализацию бизнес-сообществ, научных кругов, общественных некоммерческих объединений, граждан. Факторами ее востребованности являются их экономическое стимулирование, обеспечение динамизма развития и стабильности действия экологического законодательства.

Схожей задачей является должная организация общественного мнения в поддержку авторитета законодательных систем, равенства граждан перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации), неуклонной и единообразной реализации правовых требований, включающая соблюдение, исполнение, использование, применение норм правовых актов, повсеместного и неотвратимого наступления юридической ответственности в случаях совершения правонарушений.

Для гармонизации экологических политик государств БРИКС полезен анализ основных тенденций экологического развития межгосударственных и федеративных объединений, для которых характерны комплексный подход к решению экологических проблем и обеспечению устойчивого развития, сочетание публичных и частных интересов, оперативная трансформация общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров в акты национального законодательства и в национальные правовые системы, создание надлежащего инвестиционного режима как необходимого условия развития "зеленой" экономики и улучшения качества окружающей природной среды.

Заслуживают внимания совершенствование организации и деятельности контролирующих и правоохранительных органов, повышение их ответственности за поддержание надлежащего уровня качества окружающей природной среды, модернизация нормативно-технического регулирования ("технического законодательства") в области охраны окружающей природной среды в США и в странах Евросоюза, отвечающего достижениям научно-технического прогресса, внедрению наилучших доступных технологий.

В США Агентство по окружающей среде и его должностные лица обладают значительными административными полномочиями в отношении природопользователей независимо от их организационно-правовых форм собственности и деятельности.

На вооружение экологических политик берется опыт общественных экологических движений и их роль в формировании и реализации государственной экологической политики при условии соблюдения прав добровольного выполнения обязанностей общественных объединений и граждан, что может служить сближению и конвергенции правовых систем в области экологии в условиях глобализации, унификации эколого-правовых норм, требований и правил.

Страны БРИКС не должны замыкать свою экологическую политику исключительно на внутреннем направлении; естественно ее проецирование вовне - на отношения с другими государствами, что проявляется в творческом использовании их природоохранного и природоресурсного законодательства, международном экологическом сотрудничестве, заключении соглашений с сопредельными странами.

Взаимоотношения общепризнанных принципов и норм международного права и национальных правовых категорий, институтов в сфере экологии являются весьма разноплановыми: представляют интерес степень общности эколого-правовой терминологии, взаимопроникновение и трансформация международных и национальных эколого-правовых принципов и институтов, направления их дальнейшего взаимовлияния как проявление гармонизации экологических политик различных государств.

Характерной чертой последних десятилетий можно считать присоединение к директивам и иным актам международных сообществ, применение в отечественной правовой практике методов рекомендаций, опора на так называемую мягкую силу - soft power, призванную постепенно вытеснять, а затем и заменять традиционное принуждение, свойственное веками государству и праву.

Сравнительный анализ эффективности международных и национальных природоохранных и природоресурсных норм свидетельствует зачастую о лучшем знании гражданами и более добросовестном применении национальных требований, что может быть объяснено традициями, уровнем эколого-правовой культуры, инертностью участников правоотношений: дают себя знать многовековые привычки относительной замкнутости правовой системы, непоследовательность выполнения требований законодательства, недостаточная осведомленность о международных экологических "мягких" пожеланиях.

Приходится констатировать, что отсутствие их четкой кодификации и в большинстве случаев определенности, категоричности влияет на степень их выполнения в государствах Южной Америки, Азии. Вместе с тем "мягкость" международных принципов в экологической сфере может быть переложена в конкретность требований национального права, что зависит от воли законодателя и готовности государств следовать международным рекомендациям, учитывать зарубежный опыт.

Одной из основных задач преодоления противоречий взаимодействия международного и национального природоохранного права является сочетание принципов глобальной охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов и обеспечения суверенитета, целостности и устойчивого развития отдельных государств независимо от изменяющихся обстоятельств.

Обязательными условиями взаимодействия экономики, политики, права и экологии являются наличие воли общества, государства на вхождение своей страны в мировое сообщество, использование общепризнанных международных ценностей при сохранении своего суверенитета и национальной формы демократии, выработка направлений и повышение эффективности форм воздействия общепризнанных принципов и норм международного права на обеспечение своей экологической политики.

Попытки внедрения международных экологических стандартов достойной жизни должны увенчаться успехом и распространяться на страны и регионы с обеспечением равных подходов к их выполнению в условиях открытости правовых систем и невмешательства кого-либо во внутренние дела государств в условиях интернационализации мировых общественных процессов.

На повестку дня выносятся также проблемы равенства экологического долга государств за настоящее и будущее планеты, их ответственности за обеспечение рационального (необходимого и достаточного) ресурсопотребления, за экологические правонарушения на международном и национальных уровнях, равенства лиц перед законом и судом.

Преодоление последствий мирового финансового и экономического кризисов предполагает привлечение внимания к правовым аспектам усиления интегративных процессов в рамках БРИКС, ШОС и др. В связи с глобализацией природопользования, особенно добычи минеральных ресурсов, обострением проблем охраны окружающей природной среды заметное место в политике стран БРИКС приобретают гуманитарные, общечеловеческие вопросы экологии, которые неминуемо присутствуют в их программах развития.

Естественно, необходимо осуществление координации экологических политик, целями которых служат обеспечение прав граждан на благоприятную окружающую среду, международное сотрудничество, создание правового и экономического механизмов, стимулирующих рациональное (устойчивое) использование природных ресурсов, учет природных, национальных, правовых, социальных особенностей составляющих БРИКС государств.

После принятия 14 июня 1992 г. в г. Рио-де-Жанейро Декларации ООН по окружающей среде и развитию было принято немало актов об устойчивом развитии, понимаемом различно в разных странах: намечаемые в них меры и этапы имели достаточно общий характер, но должны не игнорироваться, а проецироваться на Йоханнесбургскую декларацию Всемирного саммита по устойчивому развитию от 4 сентября 2002 г., на итоги экологического форума Рио-20. Немаловажным для формирования общей экологической политики является обеспечение выполнения экологических приоритетов, задач и принципов, заложенных в национальных стратегиях социально-экономического развития на перспективу.

Может осуществляться совместная политика в области экологической безопасности, гидрометеорологии, мониторинга и охраны окружающей среды, включающая создание системы информационного взаимодействия, разработку стандартов в области охраны окружающей среды и улучшения использования природных ресурсов, унифицированного реестра и базы данных по природоохранным, ресурсосберегающим, малоотходным и безотходным технологиям, выработку норм и правил регулирования трансграничных перевозок озоноразрушающих и других опасных веществ: эти направления могут составить каркас экологической политики БРИКС международного характера.

Экологическая политика БРИКС не должна быть механической суммой слагаемых - экологических политик, которые имеют не только общие черты, но и различия, обусловленные масштабом территорий, состоянием экономик, характером государственного и политического устройства, уровнем социального развития, обеспеченностью ресурсопотребления. Кроме того, сближение, гармонизация, унификация экологических политик государств должны учитывать их участие в десятках международных природоохранных соглашений, в том числе в выполнении различных конвенций.

Экологическая политика стран БРИКС призвана, аккумулируя политики каждого из своих членов, иметь новое качество, приобрести конструктивный и перспективный характер, учитывающий стремление к экономическому, правовому, оборонительному, экологическому сотрудничеству, союзу, в том числе с рядом других стран.

Заслуживают внесения в возможный документ о совместной экологической политике наработанные и обоснованные предложения об отражении необходимости справедливого и социального характера природопользования, нормировании ресурсопотребления, ответственности государств, народов и государственных образований за состояние окружающей среды на их территориях.

Применительно к разным природным ресурсам и природным объектам имеются различные сочетания видов владения, пользования и распоряжения ими. Частная собственность получает наибольшее распространение в сфере земельных отношений, где сотни миллионов граждан и юридических лиц являются собственниками земель под садами, огородами, жилыми домами, сельскохозяйственными угодиями; в области горных, лесных, водных отношений велика роль государственного управления, публичного регулирования.

Экологическая политика объединения должна заключаться не в том, чтобы навязывать его участникам исключительно унифицированные формы собственности на природные объекты, а в том, чтобы правовое провозглашение тех или иных статусов природных объектов сопровождалось безусловным их внедрением, завершением правового механизма, оформлением юридических полномочий публичных органов, прав юридических лиц и граждан в отношении охраны окружающей среды и природопользования.

Затрудняют процесс гармонизации экологического законодательства его нестабильность, перманентный процесс кодификации, различная степень экологизации других отраслей права и законодательства и сфер народного хозяйства. Нельзя не учитывать различия во внутригосударственных механизмах и в степени исполнения обязательств по международным договорам в сфере экологии.

Потребность в гармонизации экологических политик обусловлена целями продолжения и укрепления дружбы народов, поиска совместных природоохранных и природоресурсных решений, инновационных, нетрадиционных и одновременно эффективных средств укрепления государственности и межгосударственных связей, дальнейшего сближения и развития законодательств, интеграции социально-экономических и иных положительных процессов.

Исчерпанность основных разведанных минеральных ресурсов и усиление востребованности добытых углеводородов обусловливают внимание к попыткам глобализации их добычи, транспортировки и потребления при сохранении прав суверенных государств, их народов на свою собственность в виде полезных ископаемых и других ценных природных ресурсов.

Становление и развитие рыночных отношений актуализирует задачу определения соотношения охраны окружающей среды, рациональности природопользования с задачами получения доходов, прибыли, то есть с бизнесом, предпринимательством, государством. Известное взаимодействие и одновременное противоборство экономики и экологии отражается на целях и уровне правового регулирования экономического механизма охраны окружающей среды, который в современных условиях становится признанным направлением государственных экологических политик.

На повестке дня - задачи преодоления существующих и возможных негативных тенденций в энергетическом секторе экономики, обусловленных мировым финансово-экономическим кризисом. Под вопрос ставится ход реализации энергетических стратегий и инвестиционных программ в отраслях топливно-энергетического комплекса, внедрения высокотехнологичной переработки углеводородов, международного энергетического взаимовыгодного сотрудничества, альтернативной энергетики.

Уделяется внимание процессуальным формам реализации экологической политики стран БРИКС. Должно оптимизироваться законодательство об административной реформе, изменяющее полномочия органов центральной и местной исполнительной власти в экологической сфере, что призвано способствовать профессиональному осуществлению этой важнейшей функции государственного управления использованием и охраной природных ресурсов.

Принятие законов об административных процедурах должно способствовать совершенствованию организации управленческой деятельности, обеспечению бесперебойного функционирования государственных органов, соблюдению прав и свобод граждан, защите государственных интересов, недопущению использования служащими своих полномочий во внеслужебных целях, предупреждению коррупции.

Понимание общего и особенного в экологических политиках государств БРИКС служит их гармонизации, повышению результативности реализации политик в сфере охраны окружающей среды и природопользования, сочетанию экономики, политики, права и экологии.

Глава 15. Правовые основы деятельности транснациональных корпораций в странах БРИКС: общие вызовы и тенденция к единообразному подходу