Новеллой российского законодательства является требование об охране частной жизни гражданина, определенное ст. 152.2 ГК РФ, запрещающее без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни.

Указанное требование в надлежащей мере коррелирует с требованиями российского законодательства о защите персональных данных. Связанная с требованиями Евросоюза система защиты персональных данных в нашей стране строится и совершенствуется. При этом за пределы зоны внимания выпало то обстоятельство, что персональные данные не являются равнозначными сведениям о частной жизни лица, включая в себя сведения не только privacy, но и pablicy.

Категория тайн, составляющих сведения о частной жизни лица, является, вероятно, самой древней по происхождению, занимает наиболее приоритетное место в иерархии тайн, зачастую оказывая решающее влияние на все иные виды тайн: семейную, корпоративную, коммерческую и даже государственную, при том, что частная жизнь представляет из себя сферу, контролируемую самим человеком и свободную от внешнего воздействия. Государство и законодательство не вправе вторгаться в нее, они лишь ограждают ее от постороннего вмешательства. Утверждение права на частную жизнь в качестве нормы закона относится к числу основных завоеваний великих буржуазных революций XVII - XVIII веков. Закрепление права на частную жизнь как общеобязательного правила поведения означало принципиальную переориентацию назначения государства в соответствии с либеральными буржуазными ценностями.

С момента принятия Конституции России в 1993 г. государство предоставило гражданам право иметь секреты от самого государства и друг от друга, как в личной, так и в семейной жизни. В настоящее время предпринимаются значительные усилия для раскрытия понятия неприкосновенности частной жизни в связи с новизной данного понятия.

При этом можно наблюдать соотносимость правовых институтов неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны как в положениях Конституции Российской Федерации, так и в международных актах о правах человека. Ст. 12 Всеобщей декларации прав человека определяет, что никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств. Статья 17 Международного пакта о гражданских и политических правах человека определяет, что никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию. При этом каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Таким образом, закрепленное в Конституции Российской Федерации право граждан на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени прямо соотносится с требованиями международного сообщества, причем его значимость определяется тем обстоятельством, что человек нуждается в определенной независимости от государства и общества. Положения п. 1 ст. 23 Конституции РФ определяют, что "каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну", а п. 1 ст. 24 Конституции прямо запрещает "сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия". Право на неприкосновенность частной жизни складывается из ряда норм различных отраслей права. В содержание этих прав входит охрана тайны всех сторон личной жизни частного лица, оглашение которых это лицо по тем или иным причинам считает нежелательным (например, тайна завещания, усыновления, врачебного диагноза, денежного вклада, дневниковых записей и т.д.).

Право на частную жизнь гарантируется такими конституционными и иными правовыми установлениями, как неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции), возможность беспрепятственного общения с другими людьми посредством почты, телеграфа, телефона и других средств коммуникации, право распоряжаться семейным бюджетом, личной и частной собственностью, денежными вкладами, тайна которых гарантируется законом. Исключения из этого общего правила могут предусматриваться лишь федеральными законами.

Неприкосновенность частной жизни граждан - один из элементов правового статуса гражданина. Охрана правового статуса гражданина требует наличия ряда предпосылок; законодательного закрепления соответствующих прав и обязанностей; обеспечения реализации правового статуса юридическими гарантиями; наличия специального правоохранительного аппарата.

Неприкосновенность частной жизни означает запрет для общества, государства и его органов, должностных и иных лиц вмешиваться в личную жизнь граждан (в том числе право последних на свои личные и семейные тайны), наличие правовых механизмов и гарантий защиты своей чести и достоинства от всевозможных посягательств.

С точки зрения специалистов в области конституционного права, частную жизнь можно определить как физическую и духовную сферу, которая контролируется самим индивидом, т.е. сферу, которая свободна от внешнего воздействия. Законодательство не может вторгаться в нее, а потому категория "частная жизнь" не имеет юридического содержания; право устанавливает лишь пределы ее неприкосновенности ("приватности") и пределы допустимого вмешательства.

Неприкосновенность частной жизни соотносится с понятием "privacy" ("приватность"), имеющим социологические и правовые аспекты. Если рассматривать приватность с позиции участия индивида в жизни общества, то она подразумевает стремление в определенные моменты жизни обособиться, обеспечить себе некое физическое и психологическое пространство, границы которого были бы неприкосновенны для других.

Попытка раскрыть указанное понятие предпринята американскими юристами С. Уорреном и Л. Браидейсом, которые определяли его как "право быть оставленным в покое". Они подчеркивали, что "напряженность и сложность жизни, присущие развивающейся цивилизации, приводят к необходимости иметь убежище от внешнего мира, так что уединение и приватность становятся для человека более значимыми".

По мнению американского юриста и социолога А. Вестина, существуют следующие формы приватности:

  • "уединение", состояние, в котором человек избавлен от наблюдения со стороны других;
  • "интимность", замкнутое общение, предполагающее контакт с узким кругом лиц;
  • "сдержанность", наличие психологического барьера между индивидом и окружающими людьми, который поддерживается обеими сторонами;
  • "анонимность", состояние, когда человек не имеет желания быть узнанным в тех или иных ситуациях.

Российский законодатель понятие частной жизни лица не раскрывает, но одновременно достаточно широко им пользуется. Исследователями подсчитано, что слова "личная тайна" употребляются в 5-и нормативных актах, а "семейная тайна" - еще в 3-х. Так, понятие "сведения о частной жизни лица" применяется в формулировках Федеральных законов "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", "О полиции", "О связи", "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", в Уголовно-процессуальном и Гражданском процессуальном кодексах и ряде иных нормативных актов.

Считается, что отсутствие определения понятия "частная жизнь" в нормативно-правовых актах объясняется тем, что взаимоотношения между людьми в сфере частной жизни в основном регулируется нормами нравственности. В толковых словарях русского языка слово "частный" противопоставляется словам "общественный", "государственный". При этом в юридической науке под частной жизнью понимается область личных, интимных, семейных, бытовых и иных отношений людей, "которая контролируется самим индивидом, т.е. свободна от внешнего воздействия". М.В. Баглай определяет, что частная жизнь "это - своеобразный суверенитет личности, означающий неприкосновенность его "среды обитания". Задача закона состоит только в том, чтобы исчерпывающим образом зафиксировать процедуру вторжения в частную жизнь человека в интересах борьбы с преступностью, охраны здоровья и безопасности других людей, т.е. в случаях, признаваемых правомерными в цивилизованных демократических государствах. Из текста ст. 23 и 24 Конституции Российской Федерации следует, что право на неприкосновенность частной жизни понимается как запрет на сбор, хранение, использование и распространение любой информации о частной жизни лица без его согласия.

Существует мнение, что составными элементами понятие "частная жизнь" является более широким по отношению к понятиям личной и семейной тайны, имея в виду то обстоятельство, что Конституция Российской Федерации в ст. 23 понятия личной и семейной тайны перечисляет через запятую, что означает несовпадение их содержания.

Таким образом, можно принять положение о том, что составной частью тайны частной жизни являются личная тайна и семейная тайна.

Поскольку, несмотря на исключительную распространенность правового понятия личной и семейной тайны, официального их толкования также не существует, можно отобразить несколько подходов к определению личной и семейной тайны.

По мнению Ю.В. Кудрявцевой, понятия личной и семейной тайны тесно связаны между собой и во многом совпадают. Различие между ними проводится через принадлежность интересов одному или нескольким лицам.

Так, если тайна принадлежит одному лицу, она - личная, если нескольким - семейная. Причем в последнем случае круг лиц даже не уточняется наличием родственных связей, что является не совсем верным, ибо дискредитирует и размывает определение понятия "семья". В.В. Лазарев полагает, что личная и семейная тайны являются обособленными зонами наиболее деликатных, интимных сторон личной жизни индивида, в связи с чем к личной тайне можно отнести все, что характеризует личную жизнь человека, а к семейной - все, что касается семьи. При этом основанием возникновения права на личную тайну является факт рождения лица, независимо от места, времени, способа появления его на свет. Формальным основанием приобретения права на семейную тайну является вступление супругов в законный брак, рождение ребенка. Различия между личной и семейной тайной усматриваются в том, что личная тайна непосредственно касается интересов лишь конкретного субъекта, а семейная тайна затрагивает интересы нескольких лиц, находящихся друг с другом в родственных отношениях. То есть если полноправным субъектом личной тайны может быть только один человек, то семейная тайна имеет групповой субъект (члены семьи, ознакомленные с этой информацией, независимо от их возраста).

К сведениям о частной жизни лица относят информацию, непосредственно связанную с конкретным человеком (факты его биографии, номинативные (назывные) данные, национальность, место жительства, сведения о заболеваниях, информация о семейной жизни, привычках, увлечениях, нравственных, политических, сексуальных и религиозных пристрастиях), что составляет большую часть циркулирующей в обществе информации. Такая же точка зрения определяется содержанием п. 1 Перечня сведений конфиденциального характера, где персональные данные раскрываются как сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность.

К сведениям о частной жизни лица ряд авторов также считает возможным отнести тайну творчества и общения, тайну семейных и интимных взаимоотношений, тайну жилища, дневников, личных бумаг, тайну почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных переговоров. Право на частную жизнь выражается в свободе общения между людьми на неформальной основе в сферах семейной жизни, родственных и дружеских связей, интимных и дружеских связей, интимных и личных отношений.

Сведения о частной жизни лица (личные тайны), защищенные правовыми запретами, адресованные тем, кому эти сведения по необходимости доверены, лежат в основе профессиональных тайн. Существует также мнение о том, что врачебная, адвокатская, переписки, усыновления и прочие тайны, в сущности, и образуют право гражданина на неприкосновенность его частной жизни.

При этом профессиональные тайны как обобщенный правовой институт чаще всего представляют собой информацию, защита от несанкционированного распространения которой является обязанностью субъекта в силу выполнения им профессиональных функций. В отраслевое законодательство, как правило, закладывается обязанность нераспространения сведений о пациентах (клиентах), которая является неотъемлемой характеристикой самой профессии.

Определено, что, поскольку категория права на личную и семейную тайну многогранна и связана и с самостоятельностью определения поведения лица в обществе, с передачей информации о фактах личной жизни, с индивидуальной принадлежностью одному или нескольким лицам, постольку единство взглядов по вопросу определения понятия "право на личную и семейную тайну" отсутствует. При этом право на неприкосновенность частной жизни складывается из двух составляющих:

обеспечение человеку возможности находиться вне службы, вне производственной обстановки, вне общественного окружения в состоянии известной независимости от государства и общества;

осуществление контроля за информацией о самом себе и возможность препятствовать разглашению информации личного, в особенности - интимного характера.

В теории гражданского права также обоснована точка зрения о том, что право на личную и семейную тайну связывается с возможностью определять личное поведение в индивидуальной жизнедеятельности.

По мнению Б.Н. Топорнина, под личной тайной понимается право индивида определять свое поведение в обществе, самостоятельно решать, кому и в каком объеме доверить ту или иную информацию, и требовать от третьих лиц соблюдения этих прав. Это никому не доверенная информация или доверенная лицам, обязанным в силу своих профессиональных обязанностей хранить тайну: врачам, адвокатам, нотариусам, священникам.

Под семейной тайной понимается право не просто нескольких лиц, а лиц, связанных родственными узами, на сокрытие фактов, определяющих поведение членов семьи. Надо сказать, что в семье может существовать как тайна семейная, так и личная каждого члена семьи. При определенных обстоятельствах личная и семейная тайны могут совпадать или быть обособленными друг от друга. Следовательно, оба этих понятия тесно связаны между собой и граница между ними весьма условна. Конкретизированы они могут быть только через отраслевое законодательство и правоприменительную практику.

Право на личную и семейную тайну принадлежит каждому человеку от рождения. Оно является его естественным правом и причисляется к нематериальным благам, направленным на неприкосновенность внутреннего мира человека и его интересов. Особенность осуществления этого права состоит в том, что определяются не границы его осуществления, а границы вторжения посторонних лиц в личную сферу индивида.

Права на личную и семейную тайну имеют ряд общих признаков, в число которых входят сведения: о фактах биографии, о состоянии здоровья, об имущественном положении лица, о роде занятий и совершенных поступках, о взглядах, оценках и убеждениях, об отношениях в семье или об отношениях человека с другими людьми, о связях, пристрастиях, пороках, скрытых физических недостатках и др.

Исходя из указанного примерного перечня сведений, можно сделать вывод о том, что личная и семейная тайны образуются сведениями о наиболее деликатных, интимных сторонах личной жизни, когда их разглашение является для человека нежелательным.

При этом всю совокупность тайн, относимых к сведениям о частной жизни лица, можно подразделить на тайны, не доверяемые никому, и тайны, доверяемые кругу лиц, определяемому личностью. К указанному кругу доверенных лиц можно отнести представителей определенных профессий, осуществляющих защиту прав и законных интересов граждан (профессиональные тайны), что, в свою очередь, позволяет подразделить сведения, составляющие право на личную и семейную тайну, на:

  • сведения, переданные лицом добровольно другому лицу и не подлежащие разглашению третьим лицам (конфиденциальная информация), которые характеризуют наличие доверительных отношений между лицом, которое имеет тайну, и лицами, которым он ее доверяет;
  • сведения, передаваемые третьим лицам с неизбежным использованием услуг (помощи) третьих лиц, закрепленные на материальном носителе или выраженные в иной объективной форме, которые передаются адресату через третьих лиц путем оказания услуг связи (например, электронная корреспонденция, сотовая или городская телефонная связь);
  • конфиденциальные сведения о лице (т.е. сведения, которые это лицо само не считает нужным разглашать), полученные без его ведома путем целенаправленного сбора. Данный вид сведений может быть предметом деятельности властных структур государства. Эти тайны никому не доверены, однако имеют важное общественно-политическое значение. Сведения могут быть получены помимо воли лица или под угрозой наказания или вследствие того, что гражданин может лишиться каких-то благ (например, сведения, полученные в результате оперативно-розыскных действий).

Утвержденный Указом Президента Российской Федерации № 188 от 6 марта 1997 г. Перечень сведений конфиденциального характера соотносит понятие сведений о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, с понятием персональных данных. Персональные данные законодательно определяются как любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу, в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация. Понятия защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных и защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну соотносятся путем раскрытия целей Федерального закона "О персональных данных". Следует также иметь в виду, что, согласно требованиям гражданского законодательства, признаком физического лица выступает его имя, включающее в себя фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая.

В то же время положения п. 4 Указа Президента РФ № 188, наряду с персональными данными, выделяют в самостоятельную категорию сведений конфиденциального характера сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и так далее).

Следует также иметь в виду, что стремлению человека к приватности противостоит социальный контроль как неотъемлемый элемент социальной жизни, основным механизмом которого является наблюдение, без которого общество не могло бы обеспечить выполнение санкционированных норм поведения или защиту своих граждан. Чем сложнее социальная жизнь, тем пристальнее и изощреннее становится контроль, берущий на вооружение огромный арсенал научно-технических достижений. Телефонное и электронное подслушивание, визуальное наблюдение, сбор, накапливание и сопоставление с помощью компьютерных информационных систем огромного количества персональных данных - все эти современные средства социального контроля создают, образно говоря, огромную замочную скважину, через которую за человеком наблюдают государство, политические и общественные организации. Все это, безусловно, нарушает права гражданина на частную жизнь.

Демократическое цивилизованное государство только в исключительных предусмотренных федеральным законом и судебным решением случаях вправе нарушать неприкосновенность частной жизни человека, знакомиться с его корреспонденцией или содержанием телефонных либо иных сообщений.

Очевидно, что подобная вынужденная необходимость сбора сведений о частной жизни может возникнуть только в целях борьбы с преступностью, а также охраны здоровья и безопасности других граждан. В статье 56 Конституции РФ установлено, что право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения.

Между тем классификацию нарушений в сфере охраны сведений о частной жизни лица можно представить следующим образом:

  • нарушение уединения лица или вмешательство в его личные дела (подслушивание и перехват телефонных переговоров, перлюстрация корреспонденции);
  • предание гласности сведений личного характера, которые, с точки зрения лица, неблагоприятно влияют на его имидж в обществе или причиняют ему боль и душевные страдания (и в тех случаях, когда такие сведения соответствуют действительности);
  • выставление лица в ложном свете в глазах окружающих;
  • использование имени или изображения лица в интересах того, кто его использует (с целью получения коммерческой выгоды).

Значимость защиты неприкосновенности частной жизни подтверждается тем обстоятельством, что и в зарубежном законодательстве приводятся описания порицаемых действий, посредством которых может осуществляться сбор информации о частной жизни, а именно "нарушение конфиденциальности слова" (Германия - § 201) и "посягательство на неприкосновенность образа" (Испания - раздел X, гл. 2). Приемы и другие обстоятельства совершения подобного рода деяний могут быть подвергнуты дополнительной конкретизации, например "умышленное, в жилом помещении или в любом месте, кроме жилого помещения, с помощью технического приспособления подслушивание и запись разговора лицом, которое не является его участником" (Голландия - ст. 139a). Как подслушивание и запись слов, разговора, беседы описывается действие в УК Бельгии (ст. 259 bis § 1), Швейцарии (ст. 179 bis), Швеции (гл. 4 ст. 9a), Грузии (ст. 158) и ряда других стран, или "незаконное с использованием аудио- или видеоинструментов получение информации или изображения, относящихся к частной жизни, во время нахождения в чужом жилище или ином частном местопребывании" (ст. 615-bis УК Италии). Статьи, карающие за "умышленное создание изображения лица, находящегося в жилом помещении или комнате, закрытой для публики" (Голландия - ст. 139 ft), "незаконное фотографирование другого лица" (Дания - § 264a), "умышленное посягательство на интимность частной жизни другого лица путем фиксирования, записи или передачи его изображения" (Франция - ст. 226-1, п. 2), имеются в законодательстве других стран.

Уголовный кодекс такого государства, как Эстония, предусматривает уголовную ответственность за совершение преступления, определяемого как "слежка за другим человеком с целью сбора сведений о нем..." (ст. 137). В других государствах, возникших на территории бывшего СССР (кроме Грузии), данный вопрос решается иначе - действие описывается обобщающим понятием "собирание сведений о частной жизни".

В отдельных случаях законодатели придают сбору информации о частной жизни статус преступления только в том случае, когда подслушивание или подсматривание совершается с применением специальных технических средств. Так поступили в Албании (ст. 121), Грузии (ст. 158), Австрии (§ 120), Швейцарии, Голландии, Германии, Швеции, Италии, Дании.

Российским законодательством предусмотрена уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, разглашение тайны усыновления (удочерения), а также за нарушение неприкосновенности жилища и нарушение тайны голосования как способ воспрепятствования осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий.

Государственная политика Российской Федерации в сфере правовой защиты информации