Как справедливо отмечал заместитель Руководителя ФСФР России Александр Синенко, у добросовестного участника рынка нет методов борьбы с инсайдом и манипулированием, он не способен от них защититься и может лишь уйти с рынка. Эффективное противодействие данным негативным явлениям - задача государства. Разработка нормативных правовых актов в указанной сфере и формирование практики их применения имеют ключевое значение для борьбы с манипулированием информацией на рынках, что подтверждает не только российский, но и зарубежный опыт.

Статья 14 Директивы 2003/6/ЕС предписывала государствам - членам Европейского союза обеспечить применение эффективных и пропорциональных мер административной ответственности к лицам, осуществляющим манипулирование рынком или неправомерно использующим инсайдерскую информацию. При этом в Директиве сообщалось, что данное требование установлено "без ущерба для права государств-членов вводить меры уголовной ответственности" за указанные правонарушения. Таким образом, вопрос о криминализации соответствующих деяний был оставлен на откуп каждого конкретного государства.

Необходимо отметить, что нормы, касающиеся административной и уголовной ответственности за рыночные злоупотребления, весьма существенно отличались друг от друга в различных государствах Европейского союза. Так, значительно разнились размеры штрафов, виды наказаний (например, не везде были предусмотрены наказания в виде дисквалификации, отзыва лицензии).

В пяти государствах Европейского союза не было предусмотрено уголовной ответственности за раскрытие инсайдерской информации первичными инсайдерами, в восьми государствах - за те же правонарушения, совершенные инсайдерами вторичными. В нескольких государствах не являлось уголовно наказуемым деянием манипулирование рынком.

Принимая во внимание рост числа случаев "межграничного" совершения соответствующих правонарушений, данный пробел в законодательствах подрывал стабильность внутреннего рынка, оставляя возможность для нарушителей фактически совершать деяние там, где за него не предусмотрено уголовной ответственности.

Указанные факты были изложены в Коммюнике Европейской комиссии от 08.12.2010 "Об усилении режима санкций в секторе финансовых услуг" и послужили основанием к постановке вопроса об усилении ответственности за рыночные злоупотребления и разработке проекта Директивы об уголовной ответственности за манипулирование рынком и неправомерное использование инсайдерской информации.

В качестве одного из инструментов противодействия рыночным злоупотреблениям (в том числе неправомерному использованию инсайдерской информации) Европейская комиссия рассматривала повышение административных штрафов за соответствующие правонарушения до размера не меньшего, чем сумма выгоды, полученной правонарушителем, если таковая может быть определена. Размер максимального штрафа не должен был быть менее двукратной суммы такой выгоды, при этом для физических лиц максимальный штраф должен быть установлен в размере не менее 5 000 000 евро, для юридических лиц - не менее 10% годового оборота.

Одновременно разрабатывался проект Директивы об уголовной ответственности за манипулирование рынком и неправомерное использование инсайдерской информации. Данное предложение явилось первой законодательной инициативой, основанной на части 2 статьи 83 Договора, учреждающего Европейское сообщество 1957 г. ("Римского договора"), согласно которой директивами могут быть установлены минимальные нормы в части определения преступлений и мер ответственности в случае необходимости сближения положений законодательства государств - участников Европейского союза в области уголовного права.

Вопросы административной ответственности за рыночные злоупотребления были урегулированы в Регламенте № 596/2014. Государствам - участникам Европейского союза предоставлено право не вводить меры административной ответственности за манипулирование рынком, инсайдерскую торговлю и неправомерное раскрытие инсайдерской информации в том случае, если к 3 июля 2016 г. соответствующие деяния по их законодательствам влекут за собой уголовную ответственность.

Регламент № 596/2014 предусматривает минимальный перечень мер ответственности за рыночные злоупотребления, который государствам-участникам следует предусмотреть в своих законодательствах.

Максимальный размер административного штрафа за рыночные злоупотребления должен составлять, по крайней мере, трехкратный размер выгоды правонарушителя или убытков, которых он избежал в результате совершения правонарушения, если указанные суммы могут быть определены. В отношении физических лиц максимальный размер штрафа должен составлять не менее 5 000 000 евро за манипулирование рынком, инсайдерскую торговлю и неправомерное раскрытие инсайдерской информации, 1 000 000 евро за нарушение норм о раскрытии инсайдерской информации, 500 000 евро за нарушение норм о составлении списка инсайдеров и ряда иных норм. Для юридических лиц максимальный размер штрафа за манипулирование рынком, инсайдерскую торговлю и неправомерное раскрытие инсайдерской информации должен составить, по крайней мере, 15 000 000 евро или 15% годового оборота компании, за нарушение норм о раскрытии инсайдерской информации - 2 500 000 евро или 2% годового оборота, за нарушение норм о составлении списка инсайдеров и ряда иных норм - 1 000 000 евро.

К иным административным мерам, предусмотренным Регламентом, относятся, в частности, предписание о прекращении правонарушения и воздержании от совершения подобных действий в дальнейшем, временный или постоянный запрет на осуществление управленческих функций в инвестиционных фирмах, отзыв или приостановка действия разрешений и т.д.

16 апреля 2014 г. была принята Директива 2014/57/EU об уголовной ответственности за рыночные злоупотребления (далее - Директива 2014/57/EU). В соответствии с указанной Директивой государствам - участникам Европейского союза предписано ввести нормы об уголовной ответственности за манипулирование рынком, инсайдерскую торговлю и неправомерное раскрытие инсайдерской информации, по крайней мере в тех случаях, когда данные правонарушения являются тяжкими и совершены умышленно (в то время как для привлечения к ответственности за нарушение Регламента № 596/2014 доказывать умысел не требуется). Директива устанавливает лишь минимально необходимые требования относительно криминализации данных деяний, и государствам предоставлено право вводить более строгие нормы об уголовной ответственности за рыночные злоупотребления. Например, государства имеют право установить, что манипулирование рынком, инсайдерская торговля и неправомерное раскрытие инсайдерской информации влекут за собой уголовную ответственность не только в случае их умышленного совершения, но и в случае их совершения по грубой неосторожности, предусмотреть более строгие наказания за данные правонарушения.

К тяжким случаям манипулирования рынком согласно Директиве 2014/57/EU следует относить те случаи, когда степень воздействия на рынок или изменения стоимости финансового инструмента, действительная или потенциальная выгода нарушителя или ущерб, которого он избежал, являются значительными либо если манипулирование совершалось лицом, работающим в финансовом секторе или в регулирующих, надзорных органах (пункт 4 преамбулы Директивы).

В отношении инсайдерской торговли или неправомерного раскрытия инсайдерской информации также следует принимать во внимание степень воздействия на рынок, размер выгоды или ущерба, которого избежал нарушитель. К иным обстоятельствам, свидетельствующим о тяжести указанных деяний, можно отнести, например, повторное их совершение либо совершение преступной организацией (пункт 3 преамбулы Директивы).

Также Директива 2014/57/EU предписывает государствам - участникам Европейского союза ввести уголовную ответственность за пособничество и подстрекательство к манипулированию рынком, инсайдерской торговле и неправомерному раскрытию инсайдерской информации, а равным образом за попытку совершения указанных деяний.

В соответствии со статьей 7 Директивы 2014/57/EU максимальный срок лишения свободы за манипулирование рынком и инсайдерскую торговлю должен составить, по крайней мере, четыре года; за неправомерное раскрытие инсайдерской информации - 2 года.

Кроме того, ответственность за совершение рыночных злоупотреблений должна быть возложена и на юридических лиц в случае, если соответствующие деяния совершались к выгоде данных организаций лицами, занимающими в них руководящие должности. Юридические лица могут быть привлечены к ответственности и в тех случаях, когда отсутствие должного контроля со стороны лица, занимающего руководящую должность, привело к возможности совершения указанных деяний его подчиненным. Привлечение юридического лица к ответственности не исключает одновременного уголовного преследования физического лица, совершившего соответствующее правонарушение.

К мерам ответственности юридических лиц, согласно Директиве 2014/57/EU, могут быть отнесены, в частности, следующие: временная или постоянная дисквалификация, помещение под судебный надзор, ликвидация компании, лишение права на льготы и т.д.

Законодательство США также содержит положения, касающиеся привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в нарушении норм о противодействии недобросовестным рыночным практикам. Так, Раздел 32 Закона "О фондовых биржах и ценных бумагах" предусматривает для лиц, умышленно нарушающих положения Закона или правил, соблюдение которых в соответствии с Законом обязательно, штраф до 5 млн. долл., либо лишение свободы на срок до 20 лет, либо оба данных наказания одновременно. Ответственность юридических лиц установлена в виде штрафа до 25 млн. долл. Примечательно, что до 2002 года размеры штрафов составляли 1 млн. долл. Размеры штрафов и максимальный срок лишения свободы были увеличены до настоящих размеров в соответствии с Разделом 1106 Закона Сарбейнса - Оксли.

Также указанный раздел содержит положение, в соответствии с которым лицо не может быть подвергнуто наказанию в виде лишения свободы, если докажет, что не знало о таких нормах. Как отмечают исследователи, данное исключение прямо проистекает из позиции Конгресса, сформированной еще в 1934 году при принятии Закона и заключающейся в том, что для привлечения лица к уголовной ответственности нужно, чтобы лицо не просто сознательно совершило те или иные действия, но и сделало это с заведомо противоправной целью.

Законодательство Российской Федерации долгое время не содержало достаточного количества норм, позволяющих привлекать к административной или уголовной ответственности лиц, вовлеченных в недобросовестные рыночные практики.

Так, в соответствии со статьей 51 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" совершение профессиональным участником рынка ценных бумаг действий, представляющих собой манипулирование ценами, являлось основанием для приостановления действия (аннулирования) выданной ему лицензии, а также для применения иных санкций, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Между тем нормы, касающиеся манипулирования ценами на рынке, отсутствовали в КоАП РФ, благодаря чему в установленных случаях манипулирования ценами на рынке ценных бумаг к нарушителям не удавалось применить какие-либо меры административной ответственности.

Так, решением ФСФР России от 22.11.2007 был признан факт манипулирования ценой бездокументарных именных привилегированных акций открытого акционерного общества "Российская инновационная топливно-энергетическая компания" на торгах закрытого акционерного общества "Фондовая биржа ММВБ" компанией "Палмарис Холдингз Лимитед". Это был первый в российской практике случай признания факта манипулирования ценой акций на бирже.

Российская брокерская компания по поручению кипрской компании "Палмарис Холдингз Лимитед" совершала сделки, в результате которых не менялся владелец бумаг, что привело к увеличению стоимости акции. С мая по июль 2007 г. на ММВБ было зафиксировано существенное увеличение стоимости акций эмитента, с 310 до 380 руб. Эмитент подал запрос в ФСФР России о нестандартной активности и необоснованном изменении цены бумаги. ФСФР России опросила всех основных лиц, участвующих в биржевых торгах по данным бумагам, и на основании полученной информации определила факт манипулирования со стороны "Палмарис Холдингз Лимитед".

В силу того, что компания являлась нерезидентом и совершала сделки через российского брокера, ФСФР России не смогла применить каких-либо санкций к "Палмарис Холдингз Лимитед", но направила брокеру предписание о приостановлении исполнения поручений этой компании.

Второй факт манипулирования ценами акций на бирже был установлен ФСФР России в 2008 году.

1 июля 2008 г. ФСФР России принято решение о признании факта манипулирования ценой на рынке ценных бумаг со стороны группы физических лиц.

В связи с резким ростом цены обыкновенных именных бездокументарных акций открытого акционерного общества "РичБрокерСервис" в течение первых двух недель торгов на НП "ФОНДОВАЯ БИРЖА "САНКТ-ПЕТЕРБУРГ" (далее - НП ФБСП) ФСФР России была проведена камеральная проверка. Одновременно с началом проведения проверки в адрес ФСФР России поступило обращение от профессионального участника со сведениями о действиях его клиентов, содержащих признаки возможного манипулирования ценой акций.

По итогам проверки было установлено, что в период с 12 февраля 2008 г. по 20 марта 2008 г. группа физических лиц манипулировала ценой обыкновенных акций ОАО "РичБрокерСервис" путем совершения сделок с указанными акциями. Суммарная доля объема сделок, заключенных этими лицами, в ежедневном объеме торгов обыкновенными акциями ОАО "РичБрокерСервис" составляла около 92%. В 60% заключенных сделок с акциями контрагентами с обеих сторон выступали вышеуказанные лица. Всего лишь в 2% сделок с акциями кто-либо из этих лиц не являлся стороной по сделке.

В соответствии со списком аффилированных лиц ОАО "РичБрокерСервис" на 30 июня 2007 г. один из членов группы являлся его генеральным директором, двое - членами его совета директоров и, таким образом, относились к лицам, располагающим служебной информацией в отношении ОАО "РичБрокерСервис".

По итогам проведения проверки ФСФР России был сделан вывод о том, что сделки, совершенные лицами, располагавшими служебной информацией в отношении ОАО "РичБрокерСервис", оказывали существенное влияние на динамику цены акций. По мнению ФСФР России, сделки указанных лиц с акциями ОАО "РичБрокерСервис" были совершены с использованием служебной информации, между лицами существовало соглашение о покупке и продаже акций по ценам, имеющим отклонение от текущих рыночных цен, с целью повышения цены акций. Таким образом, имело место манипулирование ценой акций в ходе торгов на НП ФБСП в течение указанного периода.

12 августа 2008 г. решением ФСФР России лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление брокерской деятельности, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами, выданные ОАО "РичБрокерСервис", были аннулированы.

В обоих приведенных выше случаях на момент совершения рассматриваемых правонарушений отсутствовали нормы об административной ответственности за манипулирование ценами, ввиду чего применить какие-либо иные меры воздействия к манипуляторам было невозможно. Лишь Федеральным законом от 09.02.2009 № 9-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части усиления административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью, о рынке ценных бумаг и об инвестиционных фондах и Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" в части уточнения определения и конкретизации признаков манипулирования ценами на рынке ценных бумаг" в КоАП РФ была введена статья 15.30 - "Манипулирование ценами на рынке ценных бумаг", предусматривающая наложение на правонарушителя административного штрафа либо дисквалификацию.

Позже в том же году в УК РФ была введена статья 185.3 - "Манипулирование ценами на рынке ценных бумаг", предусматривающая наказание за манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, если такое деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо было сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Несколько иначе обстояла ситуация с использованием служебной информации. Так, КоАП РФ содержал статью 15.21, устанавливающую запрет на использование служебной информации для заключения сделок на рынке ценных бумаг лицами, располагающими такой информацией в силу служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, а равно передачу служебной информации для совершения сделок третьим лицам. Однако в силу того, что понятие служебной информации не могло служить адекватной заменой понятию информации инсайдерской, соответствующая статья имела достаточно узкую сферу применения и не слишком высокую эффективность.

Нормы об уголовной ответственности за использование служебной информации для заключения сделок на рынке ценных бумаг в законодательстве отсутствовали.

Значительные изменения в сфере административной и уголовной ответственности за манипулирование рынком и неправомерное использование инсайдерской информации произошли благодаря принятию Федерального закона № 224-ФЗ.

Так, статья 15.30 КоАП РФ - "Манипулирование ценами на рынке ценных бумаг" - была изложена в новой редакции и стала называться "Манипулирование рынком". Одновременно пункт 2 и пункт 2.1 статьи 51 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", в которых были установлены нормы, касающиеся манипулирования ценами (перечень действий, признаваемых манипулированием ценами, перечень действий, не являющихся манипулированием ценами, запрет на манипулирование ценами и др.), были признаны утратившими силу. Также был изменен принцип наложения штрафа за указанное правонарушение на юридических лиц. Размер штрафа был определен не в твердой сумме, а в размере суммы излишнего дохода либо суммы убытков, которых гражданин, должностное лицо или юридическое лицо избежали в результате манипулирования рынком, но не менее семисот тысяч рублей.

Такое административное правонарушение, как манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, перестало существовать. Ряд судебных решений, принятых после вступления в силу Федерального закона № 224-ФЗ, посвящен отмене постановлений ФСФР России о привлечении к ответственности лиц, осуществлявших манипулирование ценами на рынке ценных бумаг.

Так, в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2011 № 17АП-9669/2011-АК по делу № А50-13037/2011 было указано на правомерность отмены постановления о привлечении заявителя к административной ответственности по статье 15.30 КоАП РФ ввиду отсутствия события административного правонарушения. Суд отметил, что с 27.01.2011 статья 5 Федерального закона № 224-ФЗ не относит к действиям по манипулированию рынками вмененное заявителю выставление поручений на покупку и продажу ценных бумаг по ценам, имеющим существенное отклонение от текущих рыночных цен по аналогичным сделкам, а за действия, предусмотренные пунктом 2 статьи 51 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", начиная с 27.01.2011 действующее законодательство не предусматривает административной ответственности.

Постановлением ФАС Уральского округа от 16.01.2012 № Ф09-8784/11 данное Постановление оставлено без изменения. Суд указал, что согласно части 2 статьи 1.7 КоАП РФ и пункта 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 № 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. В рассматриваемом случае, поскольку административное производство возбуждено и оспариваемое постановление вынесено ФСФР России в период действия статьи 15.30 КоАП РФ в редакции Федерального закона № 224-ФЗ, улучшающей положение лица (а именно устраняющей ответственность за манипулирование ценами на рынке ценных бумаг), применение судами положений части 2 статьи 1.7 Кодекса является правомерным, а удовлетворение заявленных требований о признании незаконным и отмене оспариваемого постановления ФСФР России обоснованным.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Уральского округа от 16.01.2012 № Ф09-8783/11 по делу № А50-13038/2011, Постановлении ФАС Уральского округа от 19.01.2012 № Ф09-9219/11 по делу № А60-21945/2011.

Не обошли стороной изменения и нормы об использовании служебной информации на рынке ценных бумаг. Так, статья 15.21 - "Использование служебной информации на рынке ценных бумаг" - была изложена в новой редакции и получила название "Неправомерное использование инсайдерской информации". При этом размер штрафа, налагаемого на юридические лица, был определен по тому же принципу, что и в статье 15.30. Представляется, однако, что содержащаяся в указанных статьях КоАП РФ формулировка санкции не охватывает определенные ситуации, которые могут возникнуть в связи с совершением данных правонарушений.

Так, примечание к статье 15.21 гласит, что излишним доходом в данной статье и в статье 15.30 КоАП РФ признается доход, определяемый как разница между доходом, который был получен в результате незаконных действий, и доходом, который сформировался бы без учета незаконных действий, предусмотренных настоящей статьей. Рассмотрим действия, которые понимаются как неправомерное использование инсайдерской информации.

Согласно статье 6 Федерального закона N 224-ФЗ запрещается использование инсайдерской информации для осуществления операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами, которых касается инсайдерская информация; путем передачи ее другому лицу, за исключением случаев передачи этой информации лицу, включенному в список инсайдеров, в связи с исполнением обязанностей, установленных федеральными законами, либо в связи с исполнением трудовых обязанностей или исполнением договора; путем дачи рекомендаций третьим лицам, обязывания или побуждения их иным образом к приобретению или продаже финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров. При этом под операциями с финансовыми инструментами согласно пункту 2 статьи 2 указанного Федерального закона понимаются совершение сделок и иные действия, направленные на приобретение, отчуждение, иное изменение прав на финансовые инструменты, иностранную валюту и (или) товары, а также действия, связанные с принятием обязательств совершить указанные действия, в том числе выставление заявок (дача поручений).

Таким образом, из содержания указанных статей Федерального закона № 224-ФЗ следует, что использование инсайдерской информации признается незаконным вне зависимости от того, получило ли лицо, использовавшее инсайдерскую информацию, реальную выгоду от факта такого использования. Однако при этом объем ответственности юридических лиц за неправомерное использование инсайдерской информации, закрепленный статьей 15.21 КоАП РФ, поставлен в прямую зависимость от размера выгоды, полученной нарушителем. Таким образом, формулировка указанной нормы рассчитана только на те случаи, когда использование инсайдерской информации сопровождалось для юридического лица извлечением дополнительного дохода или избежанием убытков.

Остается неясным, каким образом должен определяться размер административного штрафа, налагаемого на юридическое лицо за неправомерное использование инсайдерской информации, в том случае, когда ни получить дохода, ни избежать убытков от использования такой информации указанное лицо не успело, например, если на основе инсайдерской информации были выставлены заявки или даны поручения на совершение сделок, однако сами сделки еще не были совершены. Минимальная сумма в 700 000 руб., предусмотренная данной нормой, также "привязана" к сумме излишнего дохода или убытков, которых удалось избежать, в силу чего не может быть рассмотрена как базовый размер административного штрафа во всех случаях неправомерного использования инсайдерской информации юридическим лицом.

Аналогичная ситуация может возникнуть и в связи с манипулированием рынком. Так, лицо может совершить описанные в Федеральном законе № 224-ФЗ действия, результатом которых стало отклонение цены, спроса или объема торгов финансовым инструментом, иностранной валютой или товаром от уровня, который сформировался бы без таких действий, или поддержание их на этом искусственном уровне, однако по каким-либо причинам не извлечь выгоды для себя, исчисляющейся в конкретной сумме. Можно представить ситуацию, когда манипулятором были распространены заведомо ложные сведения, в результате которых изменилась цена на финансовый инструмент, однако сделки по этой новой цене нарушителем еще не были совершены.

Кроме того, даже в тех ситуациях, когда выгода нарушителя имеет место, возникает вопрос, насколько эффективным средством предотвращения неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком может являться штраф, размер которого равен сумме излишнего дохода или убытков, которых избежал нарушитель. В самом худшем для нарушителя случае он просто лишится незаконно полученной выгоды, но не понесет никаких дополнительных имущественных потерь. Достаточность подобных мер вызывает сомнения. Негативные последствия инсайдерской торговли должны превышать потенциальную выгоду правонарушителя.

Представляется, что эффективной мерой предотвращения манипулирования рынком и неправомерного использования инсайдерской информации как серьезных правонарушений, способных существенно дестабилизировать рынок и нарушить систему ценообразования, для юридических лиц мог бы быть оборотный штраф - административный штраф, кратный сумме выручки правонарушителя от реализации товара, работы, услуги, на рынке которых было совершено правонарушение. Указанный подход воспринят в Европейском союзе, в частности, в Регламенте № 596/2014.

Важные изменения были внесены Федеральным законом № 224-ФЗ и в УК РФ. Так, статья 185.3, ранее называвшаяся "Манипулирование ценами на рынке ценных бумаг", стала предусматривать ответственность за действия по манипулированию рынком, причинившие крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряженные с извлечением излишнего дохода или избежанием убытков в крупном размере. Как отмечают исследователи, избежание убытков в крупном размере как признак состава преступления ранее в УК не применялся.

Впервые речь о применении данной статьи на практике зашла в 2012 году в связи с установлением ФСФР России факта манипулирования ценой акций компании из Татарстана. Данный случай манипулирования можно было отнести к "смешанным" - связанным как с непосредственным совершением сделок, так и с распространением ложной информации о производственной деятельности предприятия.

Исследователи обращают внимание на необходимость принятия комплекса мер для эффективной реализации рассматриваемой нормы на практике. Высказывались предложения о создании при ФСФР России специального подразделения по расследованию данных преступлений.

Также в УК РФ была введена принципиально новая статья - 185.6, названная "Неправомерное использование инсайдерской информации". Необходимо отметить, что вопрос о целесообразности введения уголовной ответственности за неправомерное использование инсайдерской информации поднимался исследователями еще до принятия Федерального закона № 224-ФЗ. Разумеется, в условиях отсутствия законодательного определения понятия инсайдерской информации трудно было вести речь о реализации указанных предложений на практике.

В части 1 статьи 185.6 УК РФ установлена ответственность за умышленное использование инсайдерской информации для осуществления операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами либо умышленное использование инсайдерской информации путем дачи рекомендаций третьим лицам, обязывания или побуждения их иным образом к приобретению или продаже финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, если такое использование причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо было сопряжено с извлечением дохода или избежанием убытков в крупном размере. Часть вторая данной статьи предусматривает ответственность за умышленное использование инсайдерской информации путем ее неправомерной передачи другому лицу, если такое деяние повлекло возникновение описанных последствий.

Введение в законодательство данной нормы вызвало ряд критических замечаний исследователей. Так, высказывалось мнение о том, что лишение свободы за данное деяние противоречит либерализации наказаний за экономические преступления, а граница "крупности" ущерба - 2,5 млн. руб. - проведена слишком низко. Обращалось внимание на проблемы квалификации определенных деяний. В частности, на то, что объективные стороны незаконного использования или разглашения сведений, составляющих банковскую тайну, и неправомерного использования инсайдерской информации могут быть идентичны, в связи с чем возникает сложность в определении статьи УК РФ, на основании которой должен быть привлечен к ответственности субъект.

В пункте 3 статьи 27 Федерального закона № 224-ФЗ был установлен срок вступления в силу статьи 185.6 УК РФ - по истечении трех лет со дня официального опубликования Федерального закона № 224-ФЗ, т.е. 31 июля 2013 г. Как справедливо отмечали исследователи, закон должен быть апробирован на практике, должны устояться понятия и квалификация тех или иных действий в качестве незаконных.

Представляется, что введение уголовной ответственности за манипулирование рынком и неправомерное использование инсайдерской информации является важным шагом на пути к обеспечению эффективного функционирования и развития рынков Российской Федерации.

Заключение