Автор надеется, что читатель, осиливший до конца эту книгу, получил более полное, объемное представление о состоянии наследственного права в нашей стране. Мы постарались рассмотреть его в развитии - от древних славян к Российской империи и через советский период до наших дней. Называя вещи своими именами, мы должны отметить, что современное законодательство о наследственных отношениях является достаточно качественным и в значительной мере защищает права и законные интересы участников этих отношений, особенно по сравнению с тем, что было раньше.

Что касается наследников как по закону, так и по завещанию, то их права и обязанности закреплены четко и не должны вызывать разночтений при толковании закона. Единственным темным пятном остается собственно процедура вступления в наследство людьми, только что потерявшими своих близких. Часто прошедшие эту процедуру называют ее "кругами ада". Думается, отечественный нотариат должен оказывать  поддержку людям, испытывающим глубокое горе и не всегда адекватно воспринимающим действительность. Может быть, ради этого стоит наделить нотариусов дополнительными полномочиями - например, беспрепятственно получать информацию у реестродержателей, кредитных организаций, должностных и других лиц относительно активов и пассивов, входящих в наследственную массу.

А вот относительно защиты прав наследодателей остаются некоторые сомнения. Если человек при жизни никак не выразил свою волю в отношении судьбы принадлежащего ему имущества и иных ценностей, то тут, как говорится, одна история. Другая - когда гражданин свою волю может выразить посредством составления завещания. Однако, как правило, его содержание остается неизвестным потенциальным наследникам до самого последнего, трагического момента. Оно может не понравиться кому-либо из наследников настолько, что он решит оспорить завещание в суде. Случаи, когда суд признает завещание недействительным, не так уж редки. Воля наследодателя может оказаться нарушенной, но кто в этом случае защитит его права? Рассчитывать на то, что исследователь явится в этот мир, как тень отца Гамлета, и укажет на ненадлежащего наследника, не приходится. И даже назначенный наследодателем душеприказчик в этом случае поделать ничего не сможет.

Разрешить эту коллизию можно было бы путем признания подписи нотариуса, заверившего завещание, неоспоримой. Однако смутные подозрения, не было ли завещание написано под давлением, будут отравлять радость законодателя от такой удачной находки.

Представляется, что наилучшим выходом из положения могла бы стать договоренность наследодателя с будущими наследниками от том, что кому из них причитается из наследства и какие права и обязанности они вместе с ним приобретают. Конечно, можно положиться на честное слово и порядочность будущих наследников, но более цивилизованным представляется вариант заключения наследственного договора, в котором эти договоренности были бы четко урегулированы и указаны лица, которые должны следить за их выполнением наследниками. При таком варианте вопрос наследства уж точно никого не "испортит".

Читатель скажет, что автор, начав свое повествование с древних времен, проскочил время нынешнее и при этом рассматривает какие-то будущие гипотетические положения наследственного права. Ну что ж, оглянуться на пройденный (или проходимый) путь стоит только ради того, чтобы продолжить движение. Да и всякая книга должна прежде всего наталкивать читателя на размышления.