Вопрос о месте наследственного права в системе российского права является дискуссионным. Большинство ученых наследственное право относят к одной из подотраслей гражданского права.

Так, Г.Ф. Шершеневич полагал, что "гражданское право делится на четыре группы:

  1. вещное,
  2. обязательственное,
  3. семейное,
  4. наследственное".

В.С. Ем к подотраслям российского гражданского права относит:

"1) вещное право;

2) обязательственное право, которое в свою очередь разделяется на общую часть, договорное право и внедоговорные (правоохранительные) обязательства;

3) права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (интеллектуальные права);

4) наследственное право;

5) гражданско-правовое регулирование и защита личных неимущественных благ.

Кроме того, в данную систему можно также включить корпоративное право (регулирующее отношения, складывающиеся внутри юридических лиц)".

Е.А. Суханов отмечает, что в объективном смысле право наследования - это совокупность норм, регулирующих процесс перехода прав и обязанностей умершего гражданина к другим лицам. Именно в этом качестве наследственное право является подотраслью гражданского права. Аналогичной позиции придерживается и А.И. Иванчак, указывая, что "наследственное право является подотраслью гражданского права и представляет собой совокупность норм, регулирующих процесс перехода прав и обязанностей умершего гражданина к другому лицу (другим лицам)".

Е.А. Кириллова полагает, что признание существования предмета, методов, задач, принципов, системы и источников правового регулирования в наследственном праве, масштаб охватываемых правовым регулированием общественных отношений в данной области позволяют считать наследственное право подотраслью гражданского права.

В.В. Васильев считает, что недопустимым представляется признание в качестве самостоятельных или комплексных отраслей права наследственного, транспортного, страхового, предпринимательского, патентного, авторского права, поскольку они лишены самостоятельного предмета и метода правового регулирования и по своему структурному значению являются подотраслями гражданского права.

Н.А. Баринов и О.Е. Блинков указывают, что "наследственное право относится к наиболее консервативным и стабильным институтам гражданского права".

Представляется, что с указанными позициями нельзя согласиться.

Как известно, критериями, позволяющими разграничивать отрасли российского права, являются предмет и метод правового регулирования, принципы отрасли, ее функции.

Наследственное право имеет свой предмет правового регулирования, метод, принципы и функции, которые отличаются от соответствующих категорий гражданского права.

К предмету наследственного права относятся имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие по поводу наследства, т.е. сфера отношений, связанных с наследством.

Предмет гражданского права намного шире предмета наследственного права, однако он не включает в себя группу отношений, регламентируемых наследственным правом. Специфика предмета наследственного права состоит в том, что эти отношения возникают, изменяются, прекращаются в связи с наследством. Другие отношения, в том числе входящие в предмет гражданского права, могут быть в качестве сопутствующих наследственным.

Наследственные отношения в основном определяются законом, и как исключение некоторые из них - договором.

Срок действия наследственных отношений определяется также законом.

Содержание этих отношений касается наследственных прав и обязанностей.

Большинство этих отношений являются межотраслевыми. В их регулировании наряду с нормами гражданского законодательства участвуют нормы семейного и административного законодательства.

Об особенностях этих отношений свидетельствует и субъектный состав.

Участниками гражданских правоотношений могут быть любые субъекты гражданского права: граждане, включая лиц без гражданства (апатридов), лиц с двойным гражданством, иностранных граждан (подданных), юридические лица, государство. Между тем специфика участников наследственных правоотношений заключается в том, что они определены или законодателем (например, нотариус, полномочный вести наследственное дело, наследники), или самим наследодателем. В первом случае законодатель, определяя наследников, в первую очередь основывается на родственных отношениях между наследником и наследодателем. А.Н. Левушкин и О.В. Митрошина полагают, что "в силу того что наследование по закону основано на родственных отношениях, то можно сделать вывод, что его субъектный состав совпадает с субъектами семейных правоотношений: дети, супруг, родители и другие члены семьи. Отметим, что субъектами наследственного права, в случае наследования по закону, являются также дети, супруг и родители, иные родственники. То есть тем самым мы подтверждаем тот факт, что очередность наследования по закону определяется не чем иным, как семейно-правовыми связями граждан". С указанной позицией нельзя согласиться, так как государство является наследником по закону в соответствии с п. 2 ст. 1116 ГК РФ в качестве наследника выморочного имущества. Также представляется, что наследниками по закону восьмой очереди могут быть лица, не связанные с наследодателем родственными отношениями. Согласно п. 3 ст. 1148 ГК РФ при отсутствии других наследников по закону указанные в п. 2 ст. 1148 ГК РФ нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди. В соответствии с п. 2 ст. 1148 ГК РФ к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в ст. 1142 - 1145 ГК РФ, но которые ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. Представляется, что все лица, которые связаны с наследодателем родственными отношениями, будут наследовать в качестве наследников первых семи очередей.

Наследодателем могут определяться как наследники, так и душеприказчик, отказополучатель. Указанные лица становятся участниками наследственных правоотношений на основании завещания. Обратим внимание на то, что для некоторых участников наследственных правоотношений завещание является единственным основанием вступления в наследственные правоотношения. Например, юридические лица могут вступить в наследственные правоотношения только на основании завещания в соответствии со ст. 1116 и 1137 ГК РФ.

Таким образом, круг субъектов наследственных правоотношений уже круга субъектов гражданских правоотношений.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что предмет гражданского права и предмет наследственного права - самостоятельные правовые категории.

Специфику имеет и метод наследственного права, который характеризуется юридическим равенством сторон, универсальностью и императивностью. Метод наследственного права содержит элементы как метода частного, так и метода публичного права.

Особенности касаются и принципов наследственного права. Так, профессор Г.Г. Черемных выделяет следующие принципы наследственного права: приоритет наследования по завещанию перед наследниками по закону, свободы завещания, защиты интересов семьи, демократизма и равенства, обеспечения законности при реализации наследственных правоотношений.

Профессор Ю.К. Толстой называет в качестве принципов универсальность, свободу завещания, охрану наследственных прав.

С.П. Гришаев считает, что наследственное право в объективном смысле базируется на сочетании двух основополагающих принципов: принципа свободы наследования; принципа охраны интересов семьи и обязательных наследников.

Представляется, что для всего наследственного права характерны следующие общеправовые принципы.

  1. Принцип законности, в соответствии с которым все участники наследственных правоотношений должны неукоснительно соблюдать правовые нормы.
  2. Принцип судебной защиты наследственных прав, в соответствии с которым каждый участник наследственных правоотношений в случае нарушения своего права имеет возможность обратиться в суд за защитой нарушенного права.

Наследственному праву присущ специальный принцип - универсальность наследственного правопреемства. Данный принцип применяется к наследственным правоотношениям по общему правилу и означает, что все наследство переходит к наследникам в полном объеме, в неделимом виде, как единое целое. Исключение составляют случаи сингулярного правопреемства - при наследовании по завещательному отказу, завещательному возложению, при котором наследнику (отказополучателю) переходят исключительно определенный актив наследства (имущества) без обременения его пассивом (обязательствами).

Надо полагать, что в качестве универсального принципа наследственного права следует назвать и принцип учета не только действительной, но и предполагаемой воли наследодателя. Как справедливо указывал Д.И. Мейер, "если гражданину известны определения о законном наследовании и он имеет возможность устранить их посредством духовного завещания, но все-таки не составляет его, то не значит ли это, что он намеренно подчиняется законным определениям о праве наследования?". Данная позиция была поддержана и Конституционным Судом РФ, который в Постановлении от 23 декабря 2013 г. № 29-П "По делу о проверке конституционности абзаца первого п. 1 ст. 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина М.В. Кондрачука" указал следующее: "Институт наследования призван гарантировать каждому, что приобретенные им при жизни имущество и иные материальные блага (с имеющимися в отношении них обременениями) после его смерти перейдут к его наследникам либо согласно его воле как наследодателя, либо, если он ее не выразит, - согласно воле закона, которая в данном случае презюмируется как соответствующая личной воле наследодателя".

В качестве принципов института наследования по завещанию можно назвать следующие принципы:

  1. принцип тайны завещания, согласно которому нотариус, другое удостоверяющее завещание лицо, переводчик, исполнитель завещания, свидетели, а также гражданин, подписывающий завещание вместо завещателя, не вправе до открытия наследства разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены;
  2. принцип свободы завещания, согласно которому завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, в случаях, предусмотренных ГК РФ, включить в завещание иные распоряжения, а также отменить или изменить совершенное завещание.

Принципами института наследования по закону являются, например, очередность наследования и равенство долей наследников. Принцип очередности наследования означает, что все наследники по закону призываются к наследованию в порядке, установленном ГК РФ.

Следовательно, наследственному праву присущи как общеправовые принципы (принцип законности), так и отраслевые (принцип учета не только действительной, но и предполагаемой воли наследодателя). Собственные принципы присущи также институтам наследственного права (принцип очередности наследования).

Нельзя не обратить внимания на функции наследственного права.

В научной литературе отмечается, что функции права - это основные направления его воздействия на общественные отношения. Выделяют две основные функции права.

  1. Регулятивная - регулирование осуществляется путем закрепления в нормативных актах прав и свобод, обязанностей, правового статуса, правил оптимального функционирования общественной жизни, развития свобод и активности личности, в также установления правового механизма, призванного обеспечить эффективную реализацию правовых предписаний, развитие и организованность общественной жизни.
  2. Охранительная - эта функция осуществляется путем установления запретов совершать общественно опасные деяния и применения юридических санкций к виновным в правонарушениях.

А.И. Иванчак отмечает, что "особенностью гражданско-правового регулирования является преобладание регулятивной функции. Отрасль отличает наличие минимального количества запретов и максимального - дозволений. Это качество обеспечивает участникам гражданского оборота возможность самостоятельно регулировать свои отношения. Охранительная функция гражданского права проявляется в решении превентивных задач - стимулировании правомерного поведения, а также в обеспечении имущественных и неимущественных интересов добросовестных участников правоотношений и восстановлении их нарушенных прав".

При регулировании наследственных отношений законодатель, безусловно, предоставляет его участникам возможность самостоятельно решать определенные вопросы (отказаться или принять наследство, составить завещание или нет и др.). Однако в большинстве случаев при регулировании наследственных отношений, в отличие от гражданских, действует императивное регулирование (форма завещания, правила об обязательных наследниках и т.д.).

Нельзя также не согласиться с Н.С. Кирилловой и О.Ф. Платоновой в том, что "хотя наследование и является одним из стабильных институтов гражданского права, некоторые его функции меняются в зависимости от изменения политики государства, поскольку любой нормативный акт является воплощением воли государства и обеспечивает его интересы. Советское государство видело в наследственном праве в первую очередь средство обеспечения потребительских нужд членов семьи наследодателя, прежде всего нетрудоспособных, средство сохранения семейных отношений индивидуального накопления и потребления личного имущества граждан. Важной функцией наследования советские цивилисты называли функцию борьбы с нетрудовыми доходами. <...>

Семейно-обеспечительная функция наследования проявляется в том, что, если наследодатель не определил своих наследников в завещании, его имущество должно оставаться членам его семьи по правилам наследования по закону.

Функция обеспечения личного интереса собственника на новом этапе развития наследственного права потеснила семейно-обеспечительную функцию. Расширение свободы завещания, а также иные указанные изменения наследственного права привели к установлению прерогативы личного интереса над интересом семейным. Право распорядиться своим имуществом на случай смерти можно назвать основным началом наследственного права. Ослабив семейно-обеспечительную функцию, законодатель расширил свободу завещания.

Наследственное право выполняет и стимулирующую функцию. Она проявляется в том, что, гарантируя наследование, нормы наследственного права способствуют повышению заинтересованности гражданина в результатах своего труда, дают ему "возможность жить и работать с сознанием того, что после его смерти все приобретенное им при жизни, воплощенное в материальных благах с падающими на них обременениями перейдет согласно его воле, а если он ее не выразит, то согласно воле закона его близким людям". Вместе с тем нельзя согласиться с ними в том, что "воспитательная функция имеет место и в современном наследственном праве. Наследственный закон (ст. 1117 ГК РФ) существенно расширил круг недостойных наследников. Между тем эта норма, на наш взгляд, имеет функцию обеспечения принципа социальной справедливости при распределении наследства, а не функцию воспитательную". Представляется, что правила ст. 1117 ГК РФ выражают две функции права: воспитательную функцию и функцию социальной справедливости (социальную). Так, наследственное право, как и любое другое право, учитывает требования норм морали и нравственности, которые и требуют от государства запрета наследования недостойными наследниками. Вместе с тем правила ст. 1117 ГК РФ направлены и на воспитание недостойного наследника: отстранение его от наследования повлечет для него негативные последствия, которые направлены в том числе на осознание недостойным наследником неправильности совершенного деяния, на выражение порицания со стороны государства и общества совершенных деяний, а как следствие - несовершение таких действий в будущем.

Изложенное свидетельствует о том, что наследственное право является самостоятельной отраслью российского права.

2.2. Некоторые теоретические аспекты наследственных правоотношений