Как известно, все участники гражданских правоотношений осуществляют гражданские права по своему усмотрению.

Нередко усмотрение переходит границы дозволенного и влечет злоупотребление правами.

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Из данного законоположения следует, что гражданское законодательство запрещает осуществление прав определенными способами, которые причиняют или могут причинить вред третьим лицам. При этом используются оценочные понятия, не позволяющие с необходимой степенью четкости определить правомерность того или иного действия.

Обратимся к судебной практике.

В Определении Верховного Суда РФ от 3 февраля 2015 г. указано, что "злоупотребление правом по смыслу ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, т.е. осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки правовой норме, предоставляющей ему соответствующее право; не соотносит свое поведение с интересами общества и государства; не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность".

Верховный Суд РФ конкретизировал данную позицию в Определении от 14 апреля 2015 г., указав, что "из содержания ст. 10 ГК РФ следует, что под злоупотреблением правом понимается ситуация, когда лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным способом".

В научной литературе вопрос о понятии "злоупотребление правом" является дискуссионным.

А.Е. Наумов полагает, что злоупотребление правом представляет собой умышленное деяние, характеризующееся прямым умыслом на удовлетворение личных интересов, а также прямым или косвенным умыслом на причинение вреда (в случае, когда имеет место шикана, - умысел на причинение вреда совпадает с личным интересом).

В.С. Белых придерживается схожей позиции, указывая, что "злоупотребление правом представляет собой гражданское виновное правонарушение, совершаемое управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения. Факт злоупотребления гражданским правом является основанием для отказа в защите прав лица, которое злоупотребляет своим правом".

А.А. Малиновский полагает, что злоупотребление субъективным правом представляет собой "такой способ осуществления субъективного права в противоречии с его назначением, посредством которого причиняется вред личности, обществу, государству".

Представляется, что злоупотребление правом является правонарушением. Как правонарушению ему присущи следующие признаки.

1. Оно носит противоправный характер, так как действия, подпадающие под данное понятие, напрямую запрещены ст. 10 ГК РФ.

2. Оно совершается управомоченным лицом, обладающим соответствующей дееспособностью. Так, отсутствие самого права говорит о невозможности выхода за его пределы, а отсутствие необходимой дееспособности - об отсутствии возможности собственными действиями осуществлять его и, как следствие, превышать его пределы. При этом злоупотребление правом может быть совершено как одним из участников правоотношения, так и несколькими. На это, в частности, обратил внимание Высший Арбитражный Суд РФ. Так, в п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. № 16 "О свободе договора и ее пределах" указано, что "возможны ситуации, когда злоупотребление правом допущено обеими сторонами договора, недобросовестно воспользовавшимися свободой определений договорных условий в нарушение охраняемых законом интересов третьих лиц или публичных интересов".

3. Субъективная сторона правонарушения характеризуется умыслом (прямым или косвенным). Это объясняется тем, что, осуществляя свои права, участники гражданских правоотношений должны осознавать значение своих действий, их возможные последствия. Именно поэтому законодательно устанавливается возраст, с которого лицо может самостоятельно осуществлять свои права, а также объем таких прав. Это подтверждается и действующим в гражданском праве принципом добросовестности, а также соответствующим ему требованием действовать добросовестно. Так, согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. По справедливому замечанию Э.О. Гаврилова, "действия считаются добросовестными, если они соответствуют "доброй совести", общим принципам справедливости, морали, нравственности". Следовательно, совершая определенные действия, субъект гражданского права обязан учитывать не только требования закона (его запреты), но и морально-нравственные категории. При их соблюдении субъект права не может противоправно нарушить права и законные интересы других лиц.

4. Злоупотребление правом в любом случае влечет неблагоприятные последствия в виде нарушения прав и (или) законных интересов других лиц. Такое нарушение не всегда может быть связано с убытками. Например, злоупотребление правом может нарушить интересы третьих лиц, их право на вступление в определенные правоотношения, но не повлечь реального ущерба или упущенной выгоды в том понимании, в котором оно представлено в ст. 15 ГК РФ.

Обратим внимание на то, что добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (п. 5 ст. 10 ГК РФ). Из данной правовой презумпции следует, что и любые действия, прямо не запрещенные законом, являются добросовестными.

Следовательно, злоупотребление правом - это противоправное действие, которое характеризуется умыслом.

О.Н. Бармина и В.А. Кодолов отмечают, что "в зависимости от способа осуществления недобросовестное поведение (злоупотребление) структурировано в четырех видах (п. 1 ст. 10 ГК):

  • шикана (осуществление гражданских прав с намерением причинить вред другому лицу).
  • действия в обход закона с противоправной целью.
  • использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
  • иное недобросовестное осуществление гражданских прав".

Между тем А.М. Эрделевский полагает, что "не представляется возможным квалифицировать в качестве злоупотребления правом и злоупотребление доминирующим положением на рынке, о котором упоминается в п. 1 ст. 10 ГК, так как это действие по самому своему названию представляет собой злоупотребление не правом, а фактическим состоянием (доминирующим положением на рынке). Поэтому злоупотребление доминирующим положением на рынке следует считать не разновидностью злоупотребления правом, а объективно неправомерным действием, ответственность за которое должна наступать по правилам гл. 59, а не п. 4 ст. 10 ГК".

Понятие "обход закона" было введено Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ "О внесении изменений в гл. 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Эти изменения были внесены в соответствии с Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации, в п. 2.2 которой указано, что "целесообразно воспринять опыт судебной практики и детализировать в ст. 10 ГК понятие иных форм злоупотребления правом, отнеся к их числу заведомо или очевидно недобросовестное поведение субъекта права, действия в обход закона (императивных норм) и т.п. Эта статья ГК может быть также дополнена положением о том, что никто не может извлекать выгоды из своего незаконного или недобросовестного поведения". В законе нет указания на то, что обход закона - это обход императивных норм.

В научной литературе существуют различные взгляды на вопрос о том, что представляет собой обход закона.

Ульпиан полагал, что "обход закона присутствует, когда делается то, чего закон не желает, но и не запрещает; и как сказанное слово отличается от мысли, так обход закона отличается от того, что противозаконно".

А.В. Волков отметил, что "из скупых юридических источников по вопросу обхода закона тем не менее можно выделить следующие теоретические позиции по этому феномену.

  1. Действия в обход закона - это всегда вид притворных сделок.  
  2. Обход закона - это самостоятельное правонарушение, но чаще всего совершаемое через притворные сделки.
  3. Обход закона - это отдельная категория действий, не связанных с притворными сделками.
  4. Обход закона - это самостоятельные правонарушения, происходящие при помощи не только притворных, но и фидуциарных сделок (т.е. с использованием подставных лиц или мнимых (фиктивных) сделок).
  5. Обход закона - это самостоятельные правонарушения в форме противозаконных сделок, где притворные сделки образуют одну из их разновидностей.
  6. Обход закона - это полностью самостоятельная категория незаконных сделок, однако не связанная с традиционным институтом недействительности сделок.
  7. Обход закона - это поведение в нарушение принципа добросовестности, т.е. разновидность злоупотребления правом.
  8. Обход закона есть правомерное действие, связанное с допустимым (в смысле нерегулируемым) усмотрением субъектов права.
  9. Обход закона - это частный случай правоприменительной позиции, т.е. аргументационный подход при толковании правовых норм".

Злоупотребление правом как правонарушение влечет негативные правовые последствия для нарушителя.

Так, согласно п. 2 - 4 ГК РФ в случае несоблюдения требований, предусмотренных п. 1 ст. 10 ГК РФ, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. В случае если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные п. 2 ст. 10 ГК РФ, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены ГК РФ. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

В научной литературе возникает вопрос: "Предполагает ли данная норма, что ГК РФ может вводить специальные последствия обхода конкретных норм, или же речь идет о применении к соответствующим действиям с учетом их природы общих санкций, установленных Кодексом? Ответ на этот вопрос нам даст практика применения комментируемой статьи. Однако, по нашему мнению, речь идет именно о возможности применения общих санкций за соответствующие действия. Тогда, если конкретное действие выражено в совершении сделки, подлежат применению общие последствия признания сделки недействительной. При таком подходе грань между телеологическим толкованием нормы и сделкой в обход закона еще более размывается, еще раз ставя вопрос о значении института сделок в обход закона". Представляется, что с таким выводом следует согласиться.

Названные последствия вправе применить только суд; перечень мер, применяемых к правонарушителю, в данном случае не является исчерпывающим, зависит от совершенного правонарушения, вида отношений, из которых оно возникло.

Представляется, что действующий механизм правового регулирования злоупотребления правом надлежит совершенствовать. Граждане, вступая в гражданские правоотношения, осуществляя свои права, должны четко представлять и осознавать возможные правовые последствия и отдавать себе отчет в своем поведении. Вместе с тем действующее правовое регулирование этого не обеспечивает, так как закон не разрешает с достаточной степенью четкости вопрос о том, какие действия являются злоупотреблением правом.

3.3. Гражданско-правовой статус физических лиц