В научной литературе вопрос о понятии презумпций и фикций является дискуссионным.

В теории права презумпция понимается как предположение, которое считается истинным, пока правильность его не отвергнута; как юридическое признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное; как заключение о наличии каких-либо положений, фактов, прав субъекта на основе доказанности других положений, фактов, прав субъекта; как признание факта существующим по вероятности в силу существования других фактов.

В гражданском праве презумпция понимается как прямо или косвенно закрепленное в гражданско-правовой норме индуктивное вероятное предположение, основанное на статистической связи презюмируемого факта с фактом действительным, касающееся обстоятельств, имеющих правовое значение, и влекущее правовые последствия путем необходимости его применения при условии, что не будет доказано наличие противоположного предположению.

В гражданском процессуальном праве презумпция - логический прием, позволяющий суду в предусмотренных законом случаях или в случаях, когда это естественно вытекает из смысла закона, признавать истинным существование (несуществование) искомого факта, не требуя доказательств от стороны, ссылающейся на него, а также положить его в основание судебного решения, если этот юридический факт по предположению, основанному на общественной практике, является прямым следствием или причиной другого доказанного факта и не опровергнут в ходе судебного разбирательства.

Названный перечень подходов к пониманию презумпции не является исчерпывающим, существуют и иные подходы.

По мнению В. Спасовича, "юридические презумпции суть вообще зло, которого следует всячески избегать. Законоведение опирается на костыли, называемые предположениями, только тогда, когда оно не в состоянии разрешить вопрос прямо и естественно, а должно разрубить его наугад и искусственно".

Надо полагать, что с данным выводом в полной мере нельзя согласиться. Безусловно, презумпция применяется тогда, когда иных способов урегулировать вопрос не имеется, когда необходима определенность в вопросе, не имеющем изначально однозначного ответа. Например, при рождении ребенка до проведения генетической экспертизы единственным достоверным доказательством отцовства может служить признание отцом своего отцовства. Однако в ряде случаев (длительная командировка, признание безвестно отсутствующим, смерть отца ребенка до его рождения и т.д.) получить такое согласие затруднительно или невозможно. Из этого следует, что единственным способом установления отцовства в таких случаях является судебное решение. Однако судебное разбирательство - длительный, трудоемкий и затратный с финансовой точки зрения процесс. В целях сокращения судебных процессов и упрощения процедуры установления отца ребенка законодательством и введена презумпция: отцом ребенка является муж его матери (п. 2 ст. 48 СК РФ).

Представляется, что презумпция является сложным правовым явлением.

О.А. Кузнецова выделяет следующие видовые признаки презумпции:

  1. презумпция (предположение) содержится в норме права, находя закрепление прямым или косвенным способом;
  2. презумпция имеет отношение к наличию или отсутствию обстоятельств (фактов, правоотношений, событий и др.), имеющих правовое значение и влекущих правовые последствия;
  3. презумпция регулирует общественные отношения, поскольку предполагает необходимость (обязанность) признания без специальных доказательств закрепленного в ней предположения установленным, если не будет доказано противоположное предположению.

А.А. Мохов отмечает, что "по факту закрепления презумпций в норме права было предложено различать фактические и юридические презумпции.

Юридические презумпции - это предположения, которые получили соответствующее закрепление в законе со всеми вытекающими отсюда последствиями, о которых шла речь ранее.

Фактические презумпции - это предположения, которые широко распространены в социуме, но не имеют законодательного закрепления.

По способу закрепления презумпции в действующей норме различают: прямые и косвенные презумпции.

Прямая презумпция прямо определена правовой нормой.

Косвенная презумпция прямо словесно не закрепляется в норме, но может быть выведена из нее при толковании.

В зависимости от возможности опровержения установленного предположения различают опровержимые и неопровержимые презумпции.

Опровержимые презумпции - это такие презумпции, существование которых может быть опровергнуто.

Неопровержимые презумпции - это предположение о существовании определенного факта, установленное законом и не допускающее возможности опровержения. Иными словами, даже если кому-либо удастся опровергнуть такую презумпцию, т.е. обосновать, что содержание закрепленного в законе предположения неистинно, то такое обоснование не имеет юридического значения и не влечет за собой никаких юридических последствий".

Представляется, что выделение фактической презумпции не соответствует правовой действительности. Безусловно, определенные жизненные взгляды, воззрения, опыт, сложившийся в обществе, влияют на правоприменение, на законотворчество. Вместе с тем до момента включения таких позиций в закон, до придания им силы правовой нормы они не могут служить юридическими основаниями принимаемых решений.

Можно выделить и иные основания классификации презумпций.

Например, по количеству источников, в которых они закреплены, можно выделить простые и сложные презумпции.

Представляется, что под презумпцией следует понимать прием законодательной техники, при помощи которого государство в лице уполномоченных органов придает определенному обстоятельству значение доказанного, юридически признанного, пока не установлено иное.

О презумпции могут свидетельствовать такие слова, как "считается", "признается" и другие.

А теперь о правовых фикциях.

А.В. Мелехин полагает, что "юридическая (правовая) фикция - заведомо ложное, неистинное утверждение, которому законодатель придает значимость юридического факта (усыновление ребенка лицом, не являющимся родителем; признание сделки фиктивной; признание нормативного акта юридически ничтожным). Несуществующее положение, признанное законодательством существующим, а значит, и общеобязательным".

По мнению Д.И. Мейера, фикция - вымышленное существование факта, о котором известно, что он вовсе не существует или существует в измененном виде.

В.К. Бабаев придерживался иной позиции. По его мнению, правовая фикция - "несуществующее положение, признанное законодательством существующим и ставшее в силу этого общеобязательным".

Представляется, что под правовой фикцией следует понимать прием законодательной техники, при помощи которого государство в лице уполномоченного органа признает определенное обстоятельство, которое не существует в действительности, или придает реально существующему явлению необходимый ему вид.

Иными словами, правовая фикция - искусственное обстоятельство, созданное по воле уполномоченного органа государства.

В семейном праве, как и в любой другой отрасли права, также существуют правовые презумпции и фикции.

К правовым презумпциям можно отнести следующие.

Одной из наиболее известных правовых презумпций является упомянутое выше отцовство мужа матери ребенка, или презумпция отцовства (п. 2 ст. 48 СК РФ). В Определении Конституционного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 1008-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ледневой Анны Борисовны на нарушение ее конституционных прав п. 1 ст. 52 Семейного кодекса Российской Федерации" указано следующее: "Происхождение ребенка от матери (материнство) устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинском учреждении, а в случае рождения ребенка вне медицинского учреждения - на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств (п. 1 ст. 48 Семейного кодекса Российской Федерации). В силу п. 2 ст. 48 Семейного кодекса Российской Федерации и п. 1 ст. 17 Федерального закона "Об актах гражданского состояния", если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение 300 дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное в соответствии со ст. 52 Семейного кодекса Российской Федерации, при этом отцовство супруга матери ребенка удостоверяется записью об их браке, и иных документов, подтверждающих отцовство, от отца не требуется.

Таким образом, записи о регистрации брака между матерью ребенка и ее мужем законодатель придает значение доказательства происхождения ребенка от супруга матери, поэтому запись об отце ребенка в книге регистрации рождений (и в свидетельстве о рождении), если она не соответствует действительности, может быть оспорена лишь в судебном порядке по требованию лиц, перечисленных в п. 1 ст. 52 Семейного кодекса Российской Федерации".

Из правил ст. 65 СК РФ можно вывести презумпцию о том, что действия родителей, проживающих совместно, по представлению интересов ребенка всегда являются согласованными. Однако данная презумпция является спорной.

Точно так же из правил ст. 35 СК РФ следует еще одна правовая презумпция - согласия другого супруга на совершение сделки. Так, согласно п. 2 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Соответственно, регистрирующие органы, контрагенты при совершении сделки с одним из супругов не обязаны требовать письменного согласия другого супруга. Однако в целях предупреждения возможных споров и неблагоприятных правовых последствий представляется целесообразным получение такого согласия.

Еще одной спорной презумпцией является презумпция, согласно которой имущество, приобретенное в браке, является совместным имуществом супругов (ст. 34 СК РФ). Данная презумпция признается учеными, на нее есть указание в судебной практике. Однако некоторые ученые полагают, что "в действующем законодательстве установлены вполне конкретные правила определения режима имущества супругов. Оно может быть либо личным, либо общим. Правильность определения соответствующего режима лежит в плоскости фактов, а не предположений о них".

Презумпция действительности брака также является немаловажной в семейном праве. Данная правовая презумпция следует из правил гл. 3 и 5 СК РФ. В частности, брак может быть признан недействительным только судом и при наличии определенных обстоятельств (ст. 27 СК РФ).

Из правил СК РФ можно также сделать вывод о наличии в семейном праве презумпции совершения законными представителями действий в интересах ребенка. Этот вывод объясняется тем, что для совершения большинства действий законным представителям не требуется получения согласия третьих лиц, подтверждения соответствия совершаемых действий (бездействия) интересам ребенка. Более того, несоответствие совершаемых действий (бездействия) интересам ребенка определяется по общему правилу в судебном порядке.

Следует также назвать и презумпцию добровольности при заключении брака. Так, согласно п. 1 ст. 12 СК РФ для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста. Согласно п. 1 ст. 26 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" в совместном заявлении должны быть подтверждены взаимное добровольное согласие на заключение брака, а также отсутствие обстоятельств, препятствующих заключению брака. Следовательно, факт добровольности вступления в брак подтверждается в заявлении о заключении брака, подписание которого осуществляется лично лицами, вступающими в брак, и не может быть доверено иному лицу.

В силу названных обстоятельств сам факт регистрации брака подтверждает установление компетентными органами добровольности вступления в брак. Отсутствие добровольности при вступлении в брак доказывается в судебном порядке. Обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии добровольности - как, например, наличие у супруга психического расстройства, - исключает возможность признания в действиях супруга добровольности.

Аналогично можно вывести презумпцию проживания ребенка в условиях, обеспечивающих его благополучное развитие в любой из форм устройства ребенка, оставшегося без попечения родителей. К таким условиям можно отнести не только связанные с жилым помещением (соответствие жилого помещения санитарным и иным требованиям, наличие в нем жилого пространства, достаточного для проживания ребенка, и т.д.), но и территориальная доступность получения ребенком образования, медицинских услуг; отсутствие между людьми, с которыми проживает ребенок, конфликтных отношений, влияющих на благополучие ребенка, и др. Этот вывод делается из наличия прав ребенка на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства (ст. 54 СК РФ). Более того, обеспечение развития ребенка, защита и соблюдение его интересов является обязанностью его законных представителей (ст. 124, 148.1 СК РФ и др.). В силу этого при избрании одной из форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, органами опеки и попечительства, а иногда и судом проверяется возможность исполнения данной обязанности гражданами или учреждениями, на которые она будет возложена. Как следствие, возложение на определенных лиц полномочий опекуна (попечителя) означает признание у них уполномоченными органами такой возможности. В дальнейшем условия жизни ребенка проверяются по нормам, предусмотренным, например, Правилами осуществления органами опеки и попечительства проверки условий жизни несовершеннолетних подопечных, соблюдения опекунами или попечителями прав и законных интересов несовершеннолетних подопечных, обеспечения сохранности их имущества, а также выполнения опекунами или попечителями требований к осуществлению своих прав и исполнению своих обязанностей, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 18 мая 2009 г. № 423 "Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан" ; периодичность проверок зависит от продолжительности времени, в течение которого уже осуществляется опека (попечительство), признаваемая соответствующей интересам ребенка. Более того, в случае оспаривания негативного заключения органа опеки и попечительства об условиях жизни ребенка опекуны (попечители) должны доказывать несоответствие действительности лишь негативных обстоятельств, указанных в заключении. Остальные условия жизни ребенка они доказывать не обязаны.

Следует также признать презумпцию совместного проживания родителей. Отметим, что данная презумпция присутствует не во всех отношениях; основной сферой ее применения является осуществление прав ребенка. Так, большинство правил СК РФ не содержит указания на совместное или раздельное проживание родителей. Исключение составляет, например, ст. 66 СК РФ, специально посвященная осуществлению родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. В п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" разъяснено, что "в соответствии с п. 2 ст. 66 СК РФ родители вправе заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. Если родители не могут прийти к соглашению, возникший спор разрешается судом по требованию родителей или одного из них с участием органа опеки и попечительства.

Исходя из права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним, а также из необходимости защиты прав и интересов несовершеннолетнего при общении с этим родителем, суду с учетом обстоятельств каждого конкретного дела следует определить порядок такого общения (время, место, продолжительность общения и т.п.), изложив его в резолютивной части решения.

При определении порядка общения родителя с ребенком принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие.

В исключительных случаях, когда общение ребенка с отдельно проживающим родителем может нанести вред ребенку, суд, исходя из п. 1 ст. 65 СК РФ, не допускающего осуществление родительских прав в ущерб физическому и психическому здоровью детей и их нравственному развитию, вправе отказать этому родителю в удовлетворении иска об определении порядка его участия в воспитании ребенка, изложив мотивы принятого решения.

Аналогично должно разрешаться и требование об устранении препятствий родителям, не лишенным родительских прав, в воспитании детей, находящихся у других лиц на основании закона или решения.

Определив порядок участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка, суд предупреждает другого родителя о возможных последствиях невыполнения решения суда (п. 3 ст. 66 СК РФ). В качестве злостного невыполнения решения суда, которое может явиться основанием для удовлетворения требования родителя, проживающего отдельно от ребенка, о передаче ему несовершеннолетнего, может расцениваться невыполнение ответчиком решения суда или создание им препятствий для его исполнения, несмотря на применение к виновному родителю предусмотренных законом мер".

Обратим внимание на то, что невыполнение соглашения об осуществлении родительских прав является основанием обращения в суд.

Для применения названных правил к конкретным правоотношениям необходимо доказать факт раздельного проживания, который и явился причиной осложнения осуществления родительских прав. Следовательно, изначально предполагается совместное проживание родителей.

Аналогичным образом можно вывести и презумпцию совместного проживания супругов. Например, невозможность сохранения семьи и совместной жизни (ст. 22 СК РФ) можно доказывать в том числе при посредстве доказательства раздельного проживания супругов. Для этого необходимо доказать данный факт в суде.

Теперь назовем ряд правовых фикций, предусмотренных семейным законодательством РФ.

Законодательством РФ предусмотрена такая фикция, как возникновение родительских прав у лиц, обратившихся к услугам суррогатной матери. Эта фикция основана на правилах п. 4 ст. 51 СК РФ, согласно которой лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождений.

Нельзя не признать правовой фикцией и уравнивание отношений по поводу усыновления с родительскими отношениями. Так, согласно п. 1 ст. 137 СК РФ усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Обратим внимание на то, что усыновители и их родственники в большинстве случаев не имеют родственных биологических связей, их приравнивание осуществляется исключительно на законодательной основе.

К правовой фикции относится и признание правовых последствий недействительного брака. Так, основанием возникновения отношений являются юридические факты или составы. Между тем одним из оснований возникновения отношений, связанных с браком, является наличие самого брака. Признание брака недействительным означает отсутствие брачных отношений, отсутствие брака как юридического факта, при этом отсутствие такого факта признается со дня заключения брака (ст. 27 СК РФ). Так возможно ли возникновение супружеских отношений при отсутствии факта заключения брака? Представляется, что невозможно. Однако в силу ст. 30 СК РФ признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся в таком браке или в течение 300 дней со дня признания брака недействительным (п. 2 ст. 48 СК РФ); при вынесении решения о признании брака недействительным суд вправе признать за супругом, права которого нарушены заключением такого брака (добросовестным супругом), право на получение от другого супруга содержания в соответствии со ст. 90 и 91 СК РФ, а в отношении раздела имущества, приобретенного совместно до момента признания брака недействительным, вправе применить положения, установленные ст. 34, 38 и 39 СК РФ, а также признать действительным брачный договор полностью или частично; добросовестный супруг вправе при признании брака недействительным сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака.

1.9. Представительство прав и интересов ребенка, основанное на случае