Статья 1297 ГК РФ регулирует создание программы, базы данных или иного произведения (далее - произведение) при выполнении работ по договору подряда, договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских или технологических работ (далее - НИОКР), которые прямо не предусматривали создание произведения.

Для такого случая закон предусматривает несколько вариантов наделения имущественными правами на созданное произведение сторон договоров подряда (на выполнение НИОКР):

1) общее правило - исключительное право принадлежит подрядчику.

По общему правилу исключительное право принадлежит подрядчику (исполнителю), если договором между ним и заказчиком не предусмотрено иное. При этом заказчик вправе, если договором не предусмотрено иное, использовать созданное произведение на условиях простой (неисключительной) лицензии в течение всего срока действия исключительного права без выплаты за такое использование произведения дополнительного вознаграждения (п. 1 ст. 1297 ГК РФ).

В подп. 1 п. 1 ст. 1236 ГК РФ под простой лицензией понимается предоставление права использования охраняемого результата с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам. При этом закон не определяет состав правомочий по "простой (неисключительной) лицензии", поэтому возникает вопрос: какими именно способами заказчик может использовать произведение?

Ведь лицензиат может использовать охраняемый результат только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату (п. 1 ст. 1235 ГК РФ).

Отсюда можно сделать вывод о том, что в договоре должны быть определены способы использования произведения, которое может быть результатом выполнения работ по договорам подряда (на выполнение НИОКР). В противном случае использование произведения не будет являться законным.

Закон говорит, что права на использование заказчик получает без выплаты за такое использование произведения дополнительного вознаграждения. Можно ли из этого условия вывести, что заказчик получает неисключительные права на использование объекта по сути безвозмездного характера?.

Вынужден оспорить это мнение. Из формулировки законодателя не следует, что заказчик вообще не оплачивает наделение его правами на использование произведения, - говорится иное, а именно что дополнительно вознаграждение не уплачивается. Исходя из значения слова "дополнительно" - сверх чего-либо, в добавление к чему-либо имеющемуся (словарь Т.Ф. Ефремовой) можно сделать вывод о том, что не уплачивается вознаграждение в добавление к произведенной оплате по договору.

Стоит также отметить, что заказчик по рассматриваемым договорам в случае, если результатом работы будет являться произведение, получает созданное произведение (на материальном носителе или в иной форме) и неисключительные права на его использование. Исходя из этого, во-первых, такой договор должен квалифицироваться в качестве договора заказа, во-вторых, оплата заказчиком производится за произведение и права на использование, и, следовательно, использование произведения является возмездным.

Было бы неверно не привести и другие мнения о природе договоров на выполнение НИОКР, высказываемые в правовой литературе.

Так, например, Е.Г. Бакланова считает, что поскольку исполнение договоров на выполнение НИОКР связано с творческим процессом, то они имеют сходство с договором авторского заказа (ст. 1288 ГК РФ), но это сходство внешнее. Различие этих договоров состоит в том, что предметом договора авторского заказа является создание произведения, а произведение как объект авторских прав характеризуется оригинальной формой. Результат же договора на выполнение НИОКР интересен заказчику с точки зрения не формы, а содержания.

На мой взгляд, такое обоснование различия договоров неприемлемо, и вот почему.

Во-первых, нельзя говорить о том, что в произведении главное - форма, а его содержание не имеет решающего значения. Произведение, бесспорно, "характеризуется оригинальной формой", если точнее, "авторское право охраняет оригинальную форму произведения, а не его содержание, которое не может быть оригинальным". Произведение - мысль, идея, т.е. содержание произведения действительно не охраняется авторским правом, но творческая мысль, выраженная в объективной форме, т.е. когда "автор для своих мыслей и образов нашел внешнюю форму", является объектом охраны. Однако из этого не следует, что содержание произведения не имеет никакого значения.

Авторским правом не охраняется и содержание произведения науки, являющегося результатом выполнения научно-исследовательских работ, которое, по мнению Е.Г. Баклановой, только и является "интересным" для заказчика. Обращу внимание на суждение Э.П. Гаврилова, который подчеркивает, что авторское право не охраняет содержание любых произведений и, в частности, "содержание научных и научно-литературных произведений, те идеи, решения, предложения, которые в них высказаны".

Нельзя также согласиться с тем, что "получаемый при выполнении договора НИОКР и ТР результат должен обладать оригинальностью, а также творческой новизной, в противном случае он будет являться обычным подрядом".

Если результат творческой деятельности не будет обладать ни новизной, ни оригинальностью, то договор на выполнение НИОКР и в этом случае нельзя квалифицировать в качестве договора подряда. Ведь его результатом будет являться не вещь, а нематериальный объект, который не будет по причине отсутствия у него необходимых свойств охраняться ни авторским, ни патентным правом.

Таким образом, правовая природа договора авторского заказа и договора на выполнение научно-исследовательских работ одинакова, так как предметом первого является создание произведения науки, литературы или искусства, а второго - произведения науки (научного исследования), оба из которых относятся к объектам авторского права, которое охраняет оригинальную форму.

Полагаю, что договор авторского заказа отличается от договора на выполнение НИОКР тем, что результат научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, который, кстати, не является "произведением" в смысле части четвертой ГК РФ, если будет обладать новизной, охраняется патентным правом, которое охраняет "содержание, суть изобретения, обладающего новизной, относясь при этом безразлично к форме, в которой оно выражено".

Е.Г. Бакланова указывает еще на одно отличие: в договоре авторского заказа непосредственными участниками будут являться сами создатели научных произведений, в договорах на выполнение НИОКР такими участниками являются научные организации и учреждения.

Этот аргумент видится спорным, потому что соотносить необходимо с договором заказа, стороной которого не является автор (создатель), обладающим одинаковой юридической природой с договором авторского заказа, и тогда различие в субъектах договоров пропадает.

Как видим, сходство рассматриваемых договоров далеко не внешнее: в результате выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ может быть создано произведение науки - объект авторского права, на который устанавливается правовой режим ст. 1297 ГК РФ.

Таким образом, схожесть договоров заказа и на выполнение НИОКР состоит в объекте, субъектах, различие - в правилах наделения сторон договора имущественными правами на созданное произведение: в первом случае - ст. 1296 ГК РФ, во втором - ст. 1297 ГК РФ.

Вернусь к вопросу распределения прав на результаты НИОКР: почему законодатель в качестве общего правила указал на принадлежность исключительных прав на произведение подрядчику? Объяснение этого правила тем, что произведение явилось "побочным" результатом выполнения работ, нельзя признать удовлетворительным.

Я не боюсь ошибиться, сказав, что верным видится мнение Э.П. Гаврилова, согласно которому "нематериальные творческие результаты, созданные самим исполнителем, должны принадлежать заказчику, поскольку он был инициатором их создания и оплатил их создание. Исходя из этого в договоре может быть указано, что исключительные права на использование таких творческих результатов на весь срок действия этих исключительных прав и без какого-либо территориального ограничения закрепляются за заказчиком.

Предоставлять же исполнителю право на использование таких результатов нет ни правовых, ни моральных оснований";

2) договором между подрядчиком и заказчиком может быть предусмотрено, что исключительное право на произведение передается заказчику (третьему лицу).

В этом случае подрядчик вправе использовать созданное им произведение на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии в течение всего срока действия исключительного права, если договором не предусмотрено иное (п. 2 ст. 1297 ГК РФ).

Оба этих правила носят диспозитивный характер, т.е. могут быть изменены сторонами договора.

Ввиду того что результатом выполнения работ по договорам на выполнение НИОКР, которыми прямо не предусматривалось создание произведения, может быть создание последнего, представляет интерес установление правовой природы таких договоров.

ГК РФ договоры на выполнение НИОКР относит к самостоятельному договорному типу (ст. 769).

В доктрине присутствует мнение, что по своей юридической природе договоры на выполнение НИОКР близки к договорам подрядного типа, которое трудно поддержать по следующим причинам:

  1. различие характера НИОКР и подрядных работ: НИОКР направлены на решение творческих задач, результат выполнения которых нельзя точно предопределить заранее, а подрядные работы требуют только определенной квалификации подрядчика;
  2. выполнение НИОКР нередко приводит к созданию объектов интеллектуальной собственности, условия использования которых требуют специального соглашения сторон. По этим причинам договоры на выполнение НИОКР следует отнести к самостоятельному типу.

Нельзя признать удовлетворительным высказываемый довод о том, что договоры на выполнение НИОКР сходны с договором подряда, поскольку предусматривают проведение исполнителем работ и передачу их результата заказчику, т.е. что выполнение НИОКР создает результат, отделимый от работы.

Под "результатом, отделимым от работы", по всей видимости, следует понимать то, что результат работы является отчуждаемым объектом гражданского права. Но ведь, например, результатом договора на выполнение научно-исследовательских работ является произведение науки, которое, как и любой иной объект интеллектуальной собственности, неотчуждаемо, и, значит, о "схожести" договоров на выполнение НИОКР и подряда говорить нельзя.

Обращу внимание на то, что, например, по законодательству Республики Казахстан договор на выполнение НИОКР (предметом договора на выполнение научно-исследовательских работ является проведение научного исследования, договора на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - разработка нового изделия (новой технологии)) является разновидностью договора подряда (ст. 673 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее - ГК РК)).

При этом в доктрине указывается на то, что договор на выполнение НИОКР (по законодательству Республики Казахстан) является смешанным договором. Так, например, А.А. Амангельды не соглашается с отнесением законодателем Республики Казахстан договоров на выполнение НИОКР к подрядному типу, считая, что:

  1. договор на выполнение НИОКР является смешанным договором;
  2. в системе гражданско-правовых договоров по направленности договоры на выполнение НИОКР относятся, с одной стороны, к договорам по созданию объекта интеллектуальной собственности, так как в результате осуществления работ по ним могут создаваться научные произведения, а с другой - к договорам по выполнению работ.

На мой взгляд, представленное мнение заслуживает серьезного внимания.

Для признания договора на выполнение НИОКР смешанным, основной признак которого - наличие в обязательстве, им порождаемом, нескольких различных договорных обязательств, которые, вместе взятые, составляют новый вид, каждое из которых должно обладать совокупностью элементов договоров, характерных для соответствующего договора (М.И. Брагинский, Ю.В. Романец), такой договор должен содержать существенные условия (1) договора подряда и (2) договора авторского заказа.

А.А. Амангельды указывает на то, что результатом выполнения работ по договору на выполнение НИОКР может быть объект интеллектуальной собственности (научное произведение), что справедливо и следует не только из легальной дефиниции договора (п. 1 ст. 673 ГК РК), но и из ст. 679 ГК РК, в которой говорится об обязанности подрядчика принимать меры для защиты полученных при выполнении работ способных к правовой охране результатов (п. 2). На этом основании она заключает, что в договоре на выполнение НИОКР по законодательству Республики Казахстан можно усмотреть элементы договоров по созданию объектов интеллектуальной собственности, что надо признать несомненным.

Наличие элементов договора подряда не подлежит сомнению, и поэтому следовало бы признать справедливость вывода автора. Но вопрос вызывает следующее обстоятельство.

Как верно отмечает А.А. Амангельды, ГК РФ договоры на выполнение НИОКР относит к самостоятельному договорному типу; она поддерживает такую квалификацию, но оставляет без внимания установление ее причин, при том что легальные дефиниции договоров на выполнение НИОКР, содержащиеся в ГК РФ (ст. 769) и ГК РК (ст. 673), совпадают практически дословно и, казалось бы, договор НИОКР по законодательству Республики Казахстан также следует считать самостоятельным, а не смешанным, как полагает автор.

По договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее (п. 1 ст. 769 ГК РФ).

По договору на научно-исследовательские работы подрядчик (исполнитель) обязуется провести обусловленные заданием заказчика научные исследования, а по договору на опытно-конструкторские и технологические работы - разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него, новую технологию или изготовить образец; заказчик обязуется выдать подрядчику (исполнителю) техническое задание, принять результаты работы и оплатить их (п. 1 ст. 673 ГК РК).

Почему договор на выполнение НИОКР по законодательству Российской Федерации признается А.А. Амангельды самостоятельным, а договор на выполнение НИОКР по законодательству Республики Казахстан квалифицируется ей как смешанный?

На мой взгляд, причина может быть в следующем.

Статья 769 ГК РФ содержит требование о том, что условия договоров на выполнение НИОКР должны соответствовать законам и иным правовым актам об исключительных правах (п. 4). Статья 772 ГК РФ устанавливает, что права исполнителя и заказчика на результаты работ, которым предоставляется правовая охрана как результатам интеллектуальной деятельности, определяются в соответствии с частью четвертой ГК РФ.

В свою очередь, часть четвертая ГК РФ содержит ст. 1297, которая регулирует создание произведений при выполнении работ по договорам подряда (на выполнение НИОКР), которые прямо не предусматривали их создание. При этом устанавливается иное общее правило принадлежности исключительного права - подрядчику, а не заказчику, как в случае создания произведения по договору заказа (п. 1 ст. 1296 ГК РФ).

Таким образом, ГК РФ в различных своих главах (гл. 38, 70) предусматривает особое (специальное) правовое регулирование отношений при выполнении работ по договорам подряда (на выполнение НИОКР), и поэтому эти договоры не могут быть квалифицированы как смешанные, а являются самостоятельными договорами.

По этой причине трудно согласиться с мнением Е.Г. Баклановой, которая, указывая на отличие договоров на выполнение НИОКР от договоров, внешне сходных с ними: купли-продажи "знаний", возмездного оказания услуг, авторского заказа, лицензионного, приходит к выводу, что договоры на выполнение НИОКР не могут рассматриваться как разновидность перечисленных договоров и поэтому представляют собой самостоятельный договорной тип.

Также не видится справедливым суждение, что "законодатель согласился с этим подходом [квалификацией в доктрине договоров на выполнение НИОКР в качестве самостоятельного вида. - В.В.], выделив регулирование договоров на выполнение НИОКР и ТР в отдельную главу ГК". Верно ли это? Не думаю. Напротив, только наличие специального правового регулирования того или иного вида договора позволяет сделать вывод о его самостоятельности.

Вернусь к договору на выполнение НИОКР по законодательству Республики Казахстан.

Казалось бы на первый взгляд, раз договор на выполнение НИОКР сконструирован самим законодателем, тем самым он должен также признаваться самостоятельным договором. Но в законодательстве Республики Казахстан отсутствует его специальное правовое регулирование, и по этой причине к договору на выполнение НИОКР должны применяться положения о тех договорах, элементы которых включены в его содержание, в частности договора авторского заказа (ст. 33 Закона об авторских правах РК) и договора подряда.

Представляется, что именно по этой причине договоры на выполнение НИОКР могут быть квалифицированы в качестве смешанных.

Представляет также интерес вопрос: кем договор на выполнение НИОКР по законодательству Республики Казахстан сконструирован в качестве смешанного - законодателем или волей субъектов гражданского оборота?

Решаюсь сказать, что договор на выполнение НИОКР по законодательству Республики Казахстан отличается от "обычного" смешанного договора тем, что он может порождать два обязательства - подрядное и авторское правоотношения, но авторское правоотношение будет "спящим", если результат выполненных работ не будет представлять собой нематериальный объект.

Разделяя убеждение А.А. Амангельды о смешанном характере договора на выполнение НИОКР по законодательству Республики Казахстан, считаю нужным подчеркнуть, что полученный ею вывод является практически полезным, так как будет "нацеливать" субъектов оборота на включение в состав договора условий о распределении имущественных прав на охраняемый результат в случае, если таковым будет являться результат исполненного договора.

Статья 1297 ГК РФ устанавливает ясные правила наделения имущественными правами на созданное произведение субъектов договоров на выполнение НИОКР, но вот что представляет собой результат этих работ, в доктрине является дискуссионным вопросом, который нельзя оставить без рассмотрения.

Так, например, Э.П. Гаврилов считает, что исходя из ст. 772 ГК РФ "под результатами работ следует понимать как материальные результаты (материальные объекты - экземпляры отчета, образчик изделия, конструкторская документация), так и связанные с ними нематериальные результаты - патентоспособные изобретения, полезные модели, промышленные образцы, авторские произведения и другие объекты интеллектуальной собственности)".

А.В. Атамась приходит к выводу о том, что результат выполнения НИОКР имеет двойственную правовую природу: с одной стороны, это идеальный продукт, но, с другой стороны, он, как правило, воплощается в материальной форме. В первом случае охрана осуществляется в рамках законодательства об интеллектуальной собственности (для охраноспособных результатов) либо в режиме тайн (для неохраноспособных результатов), а во втором случае - в режиме вещных прав (право собственности на материальный носитель).

Д.А. Поляков высказывает мнение, что результат договора на выполнение НИОКР всегда состоит из двух частей: материального объекта и содержащейся в этом материальном объекте новой информации.

Из вышеприведенных мнений можно вывести, что выполнение НИОКР имеет:

  1. материальный результат (носитель), т.е. вещь, на которую устанавливается право собственности (Э.П. Гаврилов, А.В. Атамась, Д.А. Поляков);
  2. нематериальный результат (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, авторские произведения и другие объекты интеллектуальной собственности), охрана которого осуществляется в рамках законодательства об интеллектуальной собственности (для охраноспособных результатов).

С приведенными мнениями следует согласиться, но, признаюсь, выглядит странным подход исследователей, заключающийся в стремлении определить, что представляет собой результат исполнения двух договоров на выполнение НИОКР, а не результаты исполнения двух различных договоров. Ведь п. 1 ст. 769 ГК РФ содержит определения двух договоров: договора на выполнение научно-исследовательских работ, предметом которого является проведение научного исследования; договора на выполнение опытно-конструкторских работ, предметом которого выступает разработка образца нового изделия или новой технологии.

Исходя из этого, полагаю, следует отдельно рассматривать результат выполнения научно-исследовательских работ и результат выполнения опытно-конструкторских работ, так как они не могут не различаться.

Возможно, по этой причине высказывается мнение о том, что ГК РФ однозначных указаний, есть предмет договора на выполнение НИОКР - сами работы или их результат, - не содержит. В качестве доводов указывается на то, что из определения договоров на проведение НИОКР (ст. 769) можно прийти к выводу, что результат является смыслом как научно-исследовательских, так и опытно-конструкторских и технологических работ, тем не менее заказчик должен произвести оплату именно работы, а не ее результата.

Такая формулировка позволяет считать предметом договора на выполнение НИОКР как саму работу исполнителя, так и ее результат, и, как следствие, делается вывод о том, что однозначного определения предмета договора на выполнение НИОКР дать невозможно.

Работа - труд, самое дело, вещь, что сработано (словарь Даля), поэтому нет никаких оснований говорить о том, что формулировка "заказчик обязуется принять работу и оплатить ее" допускает возможность утверждать о принятии работы, т.е. непосредственно самого труда, а не его овеществленного и (или) идеального результата.

При этом исходя из содержания п. 1 - 3 ст. 772, абз. 2 ст. 773, п. 1 ст. 774 ГК РФ полагаю, решительно можно сказать, что законодатель определяет предмет договоров на выполнение НИОКР как выполнение работ и передачу их результата заказчику.

Прежде чем приступить к анализу существа результатов выполнения НИОКР, хотел бы остановиться на очень спорном взгляде на результат работы, который, должен признаться, смутил меня. Дело в том, что в одном исследовании высказано мнение, что термином "результат работы по выполнению НИОКР и ТР" охватывается как материальный объект, так и исключительные права на его использование".

При этом в обоснование сделанного вывода указывается на то, что согласно норме ст. 773 ГК РФ заказчику должны быть переданы результаты работ. Кроме того, из системного толкования ст. 772, 773 ГК РФ следует, что в них результат работ рассматривается исключительно через материальный объект. При этом если результатом выполненных работ являются продукты интеллектуальной собственности, то они не могут быть переданы в силу своей нематериальности, поэтому передаче подлежат права на использование таких результатов.

Такой вывод вызывает обоснованные возражения.

Во-первых, согласно норме абз. 2 ст. 773 ГК РФ исполнитель обязан выполнить работы и передать заказчику их результаты, но из нее, а также из ст. 772 ГК РФ не следует, что результат работ всегда представляет собой материальный объект.

Напротив, из положений о том, что (1) стороны имеют право использовать результаты работ (п. 1 ст. 772 ГК РФ), (2) заказчик имеет право использовать результаты работ, а исполнитель вправе использовать результаты работ для собственных нужд (п. 2 ст. 772 ГК РФ), можно вывести, что результат работ как раз и не представляет собой вещь ввиду того, что одна и та же вещь не может одновременно находиться во владении (пользовании) двух субъектов права.

Во-вторых, в том случае, когда результат работ представляет собой материальный объект, исключительные права на использование материального объекта не могут быть установлены. Общеизвестно, что интеллектуальные права, которые включают исключительное право, по указанию законодателя признаются на результаты интеллектуальной деятельности (ст. 1226 ГК РФ).

Вернусь к поставленному вопросу: "Что именно должен принять заказчик?", по которому в правовой литературе высказываются различные мнения, некоторые из которых мало соответствуют действительности.

Как представляется, проблема понимания сущности возникла из-за того, что законодатель - "отец договоров" не совсем ясно сформулировал содержание обязанности заказчика "принять работу" (п. 1 ст. 769 ГК РФ). При этом, кроме того, трудно точно вывести, о каких правах и на какие результаты идет речь в п. 2 ст. 772 ГК РФ.

Так, Э.П. Гаврилов пишет, что нормы п. 2 ст. 772 ГК РФ устанавливают презумпцию права заказчика использовать все переданные ему исполнителем результаты работ, как воплощенные в материальных предметах, так и представляющие собой нематериальные результаты, для собственных нужд, а также презумпцию права исполнителя использовать для собственных нужд полученные им в ходе реализации договора материальные объекты (если они не переданы заказчику) и творческие результаты.

Как следствие, ученые расходятся во мнениях о том, на какие результаты распространяется эта норма, в каких пределах заказчик вправе использовать полученные результаты.

Так что же именно должен принять заказчик и какие права (в ст. 772 ГК РФ говорится о некоем "праве использования" результата НИОКР) возникают у сторон договора на выполнение НИОКР?

Предметом договора на выполнение научно-исследовательских работ является проведение научного исследования (п. 1 ст. 769 ГК РФ), результатом которого может быть произведение науки - объект авторского права (п. 1 ст. 1259 ГК РФ), которому будет предоставляться правовая охрана (подп. 1 п. 1 ст. 1225 ГК РФ).

Научные исследования в соответствии с Приказом Росстата от 19 января 2009 г. № 4 "Об утверждении Указаний по заполнению форм федерального статистического наблюдения № 2-наука "Сведения о выполнении научных исследований и разработок", № 3-информ "Сведения об использовании информационных и коммуникационных технологий и производстве связанных с ними товаров (работ, услуг)", № 4-инновация "Сведения об инновационной активности организации" включают в себя:

  • фундаментальные научные исследования (экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды);
  • прикладные научные исследования (исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач);
  • экспериментальные разработки (деятельность, основанная на знаниях, приобретенных в результате проведения научных исследований или на основе практического опыта, и направленная на сохранение жизни и здоровья человека, создание новых материалов, продуктов, процессов, устройств, услуг, систем или методов и их дальнейшее совершенствование).

Что следует в этом случае понимать под принятием работы?

Само произведение передать и принять нельзя, но можно передать:

  1. носитель (вещь) в собственность (аренду) с произведением и
  2. исключительное (неисключительное) право на использование произведения.

Таким образом, по договору на выполнение научно-исследовательских работ под "принятием работы" следует понимать: (1) передачу заказчику материального носителя в собственность (аренду) с воплощенным в нем произведением и в соответствии с требованием п. 4 ст. 769 ГК РФ, (2) имущественные права (исключительное или неисключительное право использования) на созданное произведение с учетом правил ст. 1297 ГК РФ.

В свою очередь, предметом договора на выполнение опытно-конструкторских работ являются разработка образца нового изделия или новой технологии и их передача заказчику (п. 1 ст. 769 ГК РФ).

Результатом выполнения опытно-конструкторских работ является нематериальный объект, который может подпадать под признаки объектов, охраняемых законом (ст. 1225 ГК РФ): изобретение, полезная модель, промышленный образец, на которые устанавливаются патентные права (ст. 1371 ГК РФ).

Резюмируя сказанное, можно сформулировать вывод о том, что под "правом использования" результата выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ сторонами договора (ст. 772 ГК РФ) следует понимать:

  1. право собственности на материальный объект, в котором воплощен результат выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, и
  2. имущественное право использования результата научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по правилам ст. 1297, 1371 ГК РФ в случае, если полученный результат является охраноспособным.

Нужно прибавить, что сходство договоров на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ состоит в том, что результатом их выполнения может быть объект интеллектуальной собственности, охраняемый частью четвертой ГК РФ (ст. 1225), на который устанавливается исключительное право (авторское или патентное право).

Произведения науки, литературы и искусства, созданные по государственному или муниципальному контракту (ст. 1298 ГК РФ)