Статья 1298 ГК РФ регулирует создание произведений науки, литературы или искусства (далее - произведение) по государственному (муниципальному) контракту для государственных (муниципальных) нужд, который прямо предусматривает создание произведения.

Законом определено несколько вариантов наделения имущественными правами на созданное произведение сторон государственного (муниципального) контракта:

  1. по общему правилу исключительное право принадлежит исполнителю, являющемуся автором либо иным выполняющим государственный (муниципальный) контракт лицом, если государственным (муниципальным) контрактом не предусмотрено, что это право принадлежит Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию (п. 1 ст. 1298 ГК РФ). При этом исполнитель (правообладатель) по требованию государственного (муниципального) заказчика обязан предоставить указанному им лицу безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование произведения (п. 3 ст. 1298 ГК РФ);
  2. контрактом может быть предусмотрено, что исключительное право на произведение принадлежит публично-правовому образованию в лице госзаказчика. Как отмечает Е.А. Суханов, это условие, как правило, применяется в том случае, когда это диктуется интересами обороны и безопасности страны либо оно осуществляет не только финансирование, но и доведение полученного результата до стадии промышленного применения;
  3. по условиям контракта исключительное право на созданное произведение может также принадлежать его сторонам совместно. В этом случае государственный (муниципальный) заказчик вправе предоставить безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование созданного произведения, уведомив об этом исполнителя (п. 4 ст. 1298 ГК РФ).

Работник (автор), исключительное право которого на созданное им произведение перешло к исполнителю, имеет право на вознаграждение от работодателя (исполнителя) (п. 5 ст. 1298 ГК РФ).

Удовлетворительного ответа на вопрос, почему законодатель, как и в случае создания произведений при выполнении договора подряда либо договора на выполнение НИОКР, которые прямо не предусматривали создание такого произведения, указал на принадлежность исключительного права на произведение исполнителю, а не заказчику, как в обычном договоре заказа, мне найти не удалось.

Отмечу лишь, что В.А. Дозорцев считает, что при определении права на интеллектуальный продукт, созданный по госзаказу, "можно исходить из общего принципа, в соответствии с которым работа, выполненная по заказу (договору заказа), принадлежит заказчику".

Пунктом 6 ст. 1298 ГК РФ определено, что правила данной статьи также применяются к программам для ЭВМ (базам данных), создание которых не было предусмотрено государственным (муниципальным) контрактом для государственных (муниципальных) нужд, но которые были созданы при выполнении такого контракта.

Если особенность договора авторского заказа заключается в исполнителе, которым может быть только автор, то особенность госконтракта на создание произведения заключается в заказчике, которым может быть только государственный (муниципальный) заказчик, т.е. существует особенность в субъекте стороны договора, которым может быть только публично-правовое образование.

Как верно отмечает Е.А. Суханов, тем самым госконтракты отличаются от обычных гражданско-правовых договоров не содержанием, а своим субъектным составом.

Заслуживает внимания указание Е.А. Суханова на то, что публично-правовое образование может финансировать творческую деятельность не только с целью получения и последующего коммерческого использования исключительного права на ее результат, но и в иных публичных (общественных) интересах - например, создание памятника-мемориала.

На практике, замечу, встречается много таких примеров.

Так, например, предмет контракта определен как оказание услуг по созданию и установке мемориальной доски заслуженному художнику РФ Г.И. Гритчину, включающих в себя создание эскиза и изготовление мемориальной доски (закупка № 0126300035815001591).

Предметом другого муниципального контракта являлись создание и изготовление памятника "Бездомная собака" (закупка № 0111300101614000287), еще одного контракта - создание и изготовление памятника татарскому народному поэту Г. Тукаю, т.е. создание бронзовой скульптуры поэта (закупка № 0111300101614000033).

Обращу внимание на то, что проекты обоих контрактов по своим условиям представляли собой договоры подряда, в которых не были оговорены авторские права сторон на скульптуры.

Л.А. Соломоненко отмечает проблему, связанную с правовым регулированием служебных произведений, заключающуюся в распоряжении исключительным правом на произведение, созданное по государственному контракту. Она совершенно правильно считает, что, несмотря на возникновение исключительного права изначально у автора произведения (ст. 1228 ГК РФ), исполнитель, являющийся работодателем, по умолчанию является обладателем исключительного права на служебный результат интеллектуальной деятельности на основании ст. 1295 ГК РФ, поэтому он имеет юридическую возможность выполнить свои обязательства по контракту, касающиеся передачи исключительного права заказчику или предоставления права использования произведения (п. 3 ст. 1298 ГК РФ).

Однако видится ошибочным следующее ее мнение: в случае указания в контракте на принадлежность исключительного права заказчику переход исключительного права от автора (работника) к заказчику происходит без подписания каких-либо отдельных договоров на передачу прав.

Похоже, что Л.А. Соломоненко упустила из виду то обстоятельство, что, во-первых, автор не является стороной госконтракта и поэтому не может иметь никаких прав и обязанностей в отношении госзаказчика, во-вторых, он является должником в правоотношении с работодателем и поэтому исключительное право на созданное его трудом произведение обязан передать только ему.

Не боясь ошибиться, можно утверждать, что возникновение и переход, т.е. движение, исключительного права на создаваемое по госконтракту произведение происходят в том же порядке, что и по договору заказа: автор (первоначальный правообладатель) - работодатель (исполнитель) (первичный правообладатель) - госзаказчик (правоприобретатель). При этом основанием перехода исключительного права от автора к работодателю является трудовой договор, а от работодателя (исполнителя) к госзаказчику - государственный контракт.

Важным является вопрос о правовой природе государственного (муниципального) контракта на создание произведений.

Так, по мнению Е.А. Суханова, особенность в субъекте стороны рассматриваемого договора является квалифицирующим признаком государственного контракта на создание произведений науки, литературы и искусства, который можно назвать договором государственного (муниципального) заказа.

Здесь, полагаю, необходима поправка, впрочем, очень незначительная: госконтракт следует квалифицировать в качестве не договора государственного заказа, т.е. подвида договора заказа, а непосредственно договора заказа.

В защиту сделанного мной предположения приведу следующие доводы. Во-первых, особенность субъекта стороны государственного контракта является квалифицирующим условием контракта как юридической конструкции, и этот признак не обособляет государственный контракт от договора заказа.

Во-вторых, как известно, в доктрине понятие "правовая природа договора" употребляется при выяснении вопроса о том, к какому виду поименованных в законодательстве договоров относится та или иная правовая конструкция. При этом установление вида осуществляется через определение содержания предмета договора.

Предметом государственного контракта на создание произведения являются создание произведения и передача (предоставление) заказчику имущественного права на использование созданного произведения. Именно поэтому есть основание говорить о том, что по своей природе государственный контракт должен быть квалифицирован в качестве договора заказа.

При этом такой вывод, как мне представляется, не противоречит правовой позиции ВАС РФ, согласно которой если программа создана по госконтракту для государственных нужд, то владелец исключительного права и правовой режим этого права должны определяться на основе ст. 1298 ГК РФ, а положения ст. 1296 Кодекса при этом не применяются.

Несмотря на то что нормы ст. 1296, 1298 ГК РФ презюмируют принадлежность исключительного права на созданное произведение разным сторонам договора, главное заключается в тождественности предметов этих договоров.

Следует отметить, что в литературе высказывается мнение о том, что Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" не регулирует отношения, связанные с заключением гражданско-правовых договоров, предметом которых является предоставление имущественных прав на объекты интеллектуальной деятельности или их создание для государственных нужд.

Так, И. Силонов, основываясь на ч. 1 ст. 1 названного Закона, делает вывод о том, что "отношения по использованию результатов интеллектуальной деятельности не относятся к сфере регулирования указанным Законом". По его мнению, нормы, касающиеся закупок результатов интеллектуальной деятельности с учетом п. 13 ч. 1 ст. 93 упомянутого Закона, применимы только к закупкам материальных носителей, в которых выражены такие результаты (например, компакт-диски, книги, репродукции картин и др.).

В качестве довода он указывает на то, что предметом контракта законом определена поставка товаров, а по лицензионному договору предоставляется право использования произведения, поэтому по контракту не может быть осуществлено отчуждение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или предоставление права использования такого результата.

Я не разделяю это убеждение и считаю, что публично-правовые образования могут участвовать в отношениях, объектом которых выступают не только товары, работы и услуги, но и иные блага, необходимые для осуществления их функций и полномочий, предусмотренные ст. 128 ГК РФ, включая объекты интеллектуальной собственности.

Заключение